Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по логопедии 2

Правдина О. В. Логопедия. Учеб. пособие для студентов дефектолог. фак

Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13)
перенесшими заболевание ЦНС. «Ученые записки дефектол. ф-та МГПИ им. В. И. Ленина», вып. 6, 1955.

          Мелехова Л. В. Алалия. В сб.: «Очерки по патологии речи и голоса», под ред. проф. С. С. Ляпидевского, вып. 1. М., Учпедгиз, I960.

          «Нарушение речи у дошкольников», сост. Р. А. Белова-Давид, канд. пед. наук Б. М. Гриншпун. М., «Просвещение», 1969.

          Орфинская В. К. Спорные вопросы обучения слышащих детей без речи. «Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена», т. 171, 1959 (кафедра сурдопедагогики) .

          Орфинская В. К. Принципы построения дифференциальной методики обучения алаликов на основе лингвистической классификации форм алалии. «Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена», т. 256, 1963.

          Орфинская В. К. Методика работы по подготовке и обучению грамоте анартриков и моторных алаликов. «Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена» т. 256, 1963.

          «Расстройства речи у детей и подростков», под ред. проф. С. С. Ляпидевского. М., «Медицина», 1969.

          Сереброва Н. И. Приблизительные рекомендации систематизации речевого материала по словарной работе. В сб.: «Нарушения речи у дошкольников». М., «Просвещение», 1969.

          «Специальная школа для детей с тяжелыми нарушениями речи», под ред. Р. Е. Левиной. М., Изд-во АПН РСФСР, 1961.

          Трауготт Н.Н. Приемы организации работы с моторными алаликами, вып. IV. Каргосиздат, 1940.

          Усанова О. Н. Логопедическая работа по формированию звукопроизношения у детей с алалией в дошкольном возрасте. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата пед. наук. М., 1970.

          Хейсерман Эльза. Потенциальные возможности психического развития нормального и аномального ребенка. М., «Просвещение», 1964.

          Шаховская С. Н. К вопросу о формировании грамматического строя речи детей, страдающих моторной алалией. «Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина», вып. 219, 1964.

          Глава VII НАРУШЕНИЯ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ Особенности письменной речи и ее развитиеРечь устная и речь письменная – это две формы речевой функции. И та и другая-основное средство общения в человеческом обществе. Пользование устной речью возможно только при непосредственном общении между людьми, тогда как пользование письменной речью возможно и в том случае, когда люди разделены любым расстоянием ( С развитием телефонной сети и радиовещания это различие начинает стираться.), любым промежутком времени.

          При переходе к письменной речи звуковое оформление языка сменяется графическим. В связи с этим изменяются и усложняются механизмы речи: в совместную аналитико-синтетическую деятельность слухо-речевого и речедвигательного анализаторов постепенно вплетается деятельность речезрительного анализатора. Деятельность последнего выражается в анализе и синтезе зрительных впечатлений от воспринимаемого текста при посредстве особо организованных для этого движений глаз. Во время письма присоединяются еще тонкие движения пишущей руки.

          Существенно изменяется характер восприятия речи: звуковая форма устной речи ведет к последовательному восприятию услышанного, тогда как графическая форма письменной речи требует восприятия зрительных комплексов.

          Одним из отличий письменной речи от устной являются дополнительные средства выражения значений языка. Понимание устной речи облегчается выразительностью речи, мимикой и жестикуляцией говорящего, а также общей ситуацией, в которой реализуется речь. В процессе письменной речи все это заменяется делением речи на слова, употреблением знаков препинания, красной строки, заглавной буквы, различным написанием одинаково звучащих, но разных по смыслу слов, подчеркиванием, выделением особым шрифтом, а также сопровождающими текст рисунками, таблицами и, конечно, связью со всем текстом.

          Устная речь формируется первой, а письменная-надстройка над уже созревшей устной речью – использует все ее готовые механизмы, совершенствуя и значительно усложняя их, присоединяя к ним новые механизмы, специфичные для новой формы выражения языка.

          Устная речь развивается в процессе практического общения ребенка со взрослыми, главным образом на основе подражания речи окружающих. Ни один ребенок не осознает тех способов, с помощью которых осуществляется его речь, его артикуляция еще долго остается неосознанной.

          Овладение письменной речью требует обучения, последовательного осознания всего процесса. Для говорящего ребенка на первом плане стоит содержание его речи, а ребенок, которому нужно написать слово, всегда имеет дело прежде всего со звуками, из которых состоит слово, и с теми буквами, с помощью которых он должен его написать.

          В процессе своего развития (обучения) структура как письма, так и чтения значительно изменяется, причем оба процесса тесно связаны. У человека, только начинающего писать, на первом плане стоят следующие процессы: звуковой анализ слова, написание каждой отдельной буквы, сохранение нужного порядка их; пишущий опирается при этом на проговаривание того, что пишет.

          Человек, имеющий достаточно автоматизированный навык письма, пользуется уже закрепившимися навыками написания не только отдельных букв, но и слогов, звуковых комплексов и даже целых слов (например, написание своей фамилии). Овладение навыком письма можно считать завершенным, когда он не мешает процессу изложения мыслей.

          Первоначальный акт чтения обнаруживает много общего с тем, что было сказано о письме, но имеет и свои отличия. Звуковой анализ и синтез лежат в основе как чтения, так и письма, но для письма наибольшее значение имеет анализ, а для чтения – синтез. Лишь процесс малоопытного чтеца имеет ясно выраженное аналитико-синтетическое строение. Опытный чтец схватывает общий контур слова с характерными опорными буквами, чаще всего входящими в состав корня слова, и на основании этого узнает целое слово. В этом процессе ему существенно помогает установка на читаемый контекст.

          Овладение навыком чтения можно считать завершенным, когда он не мешает полноценному пониманию читаемого.

          В педагогике установлены определенные нормы в отношении как чтения,так и письма.

          Полноценное чтение – должно быть достаточно быстрым (по Клапареду, нормальная скорость чтения равняется 120 слогам в минуту), но одновременно точным, с пониманием читаемого. Чтение вслух, кроме того, должно быть выразительным и орфоэпически правильным.

          Полноценное письмо должно быть быстрым, но одновременно точным, грамотным и разборчивым. Недостатки письма: замедленность, неточность (пропуски, искажения), безграмотность (нарушение правил орфографии данного языка), неразборчивость (неправильность или нечеткость написания букв).

          При оценке письма и чтения школьника учитывается этап обучения: для учеников II и V классов предлагаемый для чтения и письма материал должен быть различен по общему смысловому содержанию и по трудности содержащихся в нем орфограмм. Оценка допущенных ошибок должна соответствовать уровню обучения.

          Для того чтобы понять многочисленные затруднения детей, страдающих нарушениями письменной речи, необходимо знать, что для русского языка свойственны три принципа правописания: фонетический принцип, традиционное написание, семантическая орфография.

          Фонетический принцип основан на том, что обе формы обучения (устную и письменную) объединяет соответствие между звуками речи и буквами.

          Например, всегда графически однозначно передаются ударные гласные звуки и некоторые согласные (ж, ц, ч, щ, ш). В отношении фонетически обусловленных орфограмм особое значение в письме приобретает звуковой анализ, а возможность пользования звуковым анализом связана с правильным произношением звуков и их различием.

          Овладение и пользование фонетическим написанием осложняется наличием дополнительных звуковых значений для большинства согласных: двояким обозначением мягкости согласных – через употребление мягкого знака после согласных и йотированных гласных (конь, уголь и Коля, Ваня) и оглушением звонких согласных перед глухими согласными и в конце слова (дуб, гриб, голубка, шубка).

          Традиционное написание ряда слов обусловлено только исторически и не может быть обосновано той или иной проверкой его. К этим случаям относится написание сочетаний жи – ши, ча-ща, неударяемых гласных в таких словах, как собака, корова, непроизносимых согласных в словах сердце, солнце, праздник и т. д.

          Традиционное написание требует запоминания зрительного образа слова и «противопоставления его привычному слуходвигательному навыку. Этот принцип формулируется следующим образом: «Произносится слово так, а пишется иначе» (в письме), или: «Написано слово так, а читается (произносится) иначе (в чтении); запомни эти слова».

          В реализации этого принципа приобретают особое значение зрительная память и двигательный навык написания слова, противоречащие навыку фонетического письма.

          Семантическая орфография (или морфологическое и смысловое написание слов) –принцип единообразного написания тождественных морфологических частей слова (приставок, корня, суффиксов, флексий), хотя в произношении их имеется несоответствие звуков. Сюда относятся правила написания безударных гласных, проверяемых однокоренными словами с ударением на этих гласных (вода-воды), написание сомнительных согласных в конце слога, раздельное написание предлогов, заглавная буква в именах, написание падежных окончаний и многие другие.

          Этот принцип требует знания соответствующих правил и умения применять их. Эти случаи не только противопоставлены привычным слуховым и произносительным образам слов с их написанием, но и требуют анализа их и сопоставления с родственными им грамматическими и смысловыми формами, т. е. достаточного развития контекстной и внутренней речи у школьника, а также достаточно развитого словаря и грамматического строя и навыков словоизменения и словообразования.

          Хотя звуковой анализ нужен и здесь (различение звонких и глухих согласных, ударяемых и неударяемых слогов и т. п.), особое значение приобретает морфологический анализ. Кроме того, регулирование записи слов с помощью правил может быть достигнуто только в результате длительного обучения.

          Когда ребенок в возрасте 3-6 лет сам научается читать и писать, обнаруживается, что самостоятельное овладение грамотой происходит только на основе соответствия слуходвигательных и зрительных образов слов и требует в дальнейшем для своего совершенствования специального обучения. Недаром учителей затрудняют первоклассники-самоучки с закрепившимися навыками только фонетического письма и побуквенного чтения, дополняемого чтением по догадке.

          Все сказанное подтверждает значение специально организованного начального обучения письменной речи и громадное значение правильных методов обучения в дальнейшем.

          Вопросам начального обучения грамоте посвящено много работ за последние годы. Начальное обучение грамоте делят на три периода: добукварный, букварный и послебукварный. Трудности обучения грамоте могут начинаться уже в добукварном периоде.

          Дисграфия и дислексияДля обозначения недостатков письменной речи употребляются термины «дисграфия» (от лат. «графо» – пишу) и «дислексия» (от лат. «лексо'-читаю). Частица «дис» указывает на качественное нарушение процесса.

          Для обозначения наиболее тяжелых степеней этих нарушений (полной невозможности чтения и письма) иногда употребляются термины «аграфия» и «алексия».

          Причинами возникновения алексии и аграфии у грамотных людей могут быть перенесенные мозговые заболевания различной этиологии и травмы головного мозга в левом полушарии.

          В этих случаях нарушения письменной речи выражаются в ее распаде с различной степенью тяжести.

          У ребенка дисграфия и дислексия часто бывают связаны с различными нарушениями речи: дислалиями, дизартриями, алалиями – и выражаются в особых трудностях овладения письменной речью. В тяжелых случаях овладение грамотой происходит медленно, с большими затруднениями и требует длительной специальной помощи.

          Письменная речь школьника-дисграфика отличается от письма его сверстников большим количеством своеобразных ошибок. Это так называемые специфические ошибки.

          К специфическим ошибкам дисграфика относятся:

          1) ошибки фонетического характера (повторяющиеся замены букв по сходству их произношения);

          2) искажения слоговой структуры слова: пропуски гласных (улица-улца), согласных (снег-сег) и целых слогов (барабан – баран), перестановки слогов (пустила – путисла);

          3) раздельное написание частей одного слова (по шел, у шел, на дел...) и совместное написание двух слов (настоле, вруке...):

          4) ошибки грамматического характера: опускание предлогов (были лесу, книга столе...), ошибки в согласовании падежных окончаний (нету белых подушках), родовых (большой мальчика) и в управлении (читал книга...);

          5) ошибки графического характера – замены букв по графическому сходству (ш – и, т – п, л – м, е – в, ы – и, х – ж, н – ю...) и по расположению в пространстве (е – з, б – д, т – ш...).

          Ошибки на правила также многочисленны. Среди них преобладают ошибки на безударные гласные, на написание звонких и глухих в конце слова и слога, на смягчение согласных.

          В чтении характерны следующие ошибки: неправильное прочтение букв (замены, смешения), недочитывание концов слов, неправильные ударения, пропуски слова, строки, недостаточное или даже искаженное понимание читаемого.

          Иногда ошибки письменной речи повторяют ошибки устной речи (неправильное звукопроизношение, искажение слов, устные аграмматизмы), иногда же устная речь оказывается правильной или же значительно более правильной, чем письменная.

          Специфические ошибки неодинаковы у разных школьников, но характерные ошибки каждого школьника могут удерживаться у него при переходе из одного класса в другой. Они не соответствуют длительности его обучения и усилиям, затрачиваемым на их ликвидацию как со стороны педагога, так и самого ученика, т. е. оказываются очень устойчивыми и требуют анализа их в каждом данном случае и индивидуального подхода на основе этого анализа.

          Тщательный анализ всех ошибок, которые делает тот или иной дисграфик, и их соотношение с его устной речью могут в значительной степени вскрыть ту причину, которая лежит в основе его затруднений.

          В тех случаях, когда дефекты произношения выражаются в заменах звуков и их смешениях, в письменной речи как дислалика, так и дизартрика обычно наблюдаются ошибки в соответственных группах: свистящих и шипящих, или соноров р и л или звонких и глухих, мягких и твердых, йотированных и чистых гласных, в зависимости от дефекта каждого школьника.

          В случаях более сложного дефекта звукопроизношения один и тот же звук может иметь разнообразные замены в связи с тем, что у ребенка наблюдается одновременно недостаточность различения звонких и глухих, свистящих и шипящих, щелевых и смычно-щелевых. В результате могут смешиваться между собой все 7 звуков группы свистящих и шипящих. Звуковой анализ слова становится крайне трудным и неполноценным.

          В письме такого школьника ко всем указанным трудностям присоединяется и невозможность разобраться в буквенных обозначениях смешиваемых звуков. Кроме того, при дизартриях часто наблюдаются различные моторные нарушения не только речевого аппарата, но и нарушения подвижности взора и мелких движений рук. Могут быть также ошибки в начертании букв, связанные с неустойчивостью почерка (п – т, и – ш, л – м);

          Иногда бывают затруднения различения правой и левой сторон, верха и низа (зеркальное письмо, смешение письменных начертаний букв, как б и д). И в чтении и в письме может проявляться трудность слежения за строкой, что ведет к потере строки, недописыванию, недочитыванию слова, строчки, к соскальзыванию с одной строки на другую.

          Более грубые общие двигательные нарушения (гиперкинезы, невозможность письма правой рукой) приводят к тому, что для дизартрика трудно выработать достаточно правильный и разборчивый почерк, который при переходе на скоропись опять становится неровным, неразборчивым.

          В более легких случаях дизартрии, при хорошем интеллекте, с исправлением произношения, с развитием словаря и фразовой речи, ребенок справляется со всеми затруднениями в письме и чтении достаточно успешно.

          Недостаточность и бедность словаря, несформированность и нестойкость структуры слова и фразы, которая долго остается неполной, затрудненной, аграмматичной, характерны для речи детей-алаликов.

          У алаликов долго наблюдается смешение звуков по всем фонетическим группам. В этой связи на ранних ступенях письма отмечаются многообразные замены букв; усвоение орфографических правил для алаликов затруднено вследствие описанного глубокого нарушения речи. С усложнением правил правописания на более поздних ступенях обучения количество ошибок в письме может увеличиваться, несмотря на явное улучшение устной речи, в связи с усложнением правил и той речевой основы, которая требуется для пользования ими.

          В основе педагогической запущенности могут лежать разнообразные причины: тот или иной недостаток речи, близорукость, ослабление слуха, длительные пропуски школы по болезни, плохие домашние условия, безнадзорность, плохая дисциплина в классе, переход от одного учителя к другому. Особенно губительным оказывается необоснованный перевод отстающего ученика в следующий класс. Все указанные условия мешают преодолению затруднений дисграфика.

          МЕТОДИКА ЛОГОПЕДИЧЕСКОЙ РАБОТЫ В настоящее время разными авторами разработаны методические указания к ведению логопедической работы, имеющей профилактический характер. Общим для этих указаний является признание: а) связи между развитием устной и письменной речи и б) необходимости теснейшей связи в работе школьного учителя (или воспитателя детского сада) и логопеда. Интересны в этом отношении статьи Г. А. Каше «Предупреждение нарушения чтения и письма у детей с недостатками произношения» и Н. А. Никашиной «Устранение недостатков произношения и письма у младших школьников» («Недостатки речи у учащихся начальных классов массовой школы». Сборник, под ред. Р. Е. Левиной. М., «Просвещение», 1965.) и более ранние статьи тех же авторов.

          Система работы для специальных групп детских садов, куда принимаются дети с нормальным слухом и нормальным интеллектом, но с фонематическим недоразвитием (Г. А. Каше ( Излагаем по вышеуказанным статьям автора. В сб. «Недостатки речи у учащихся начальных классов массовой школы». М., «Просвещение», 1965.)), имеет некоторые отличия. За время пребывания детей в специальной группе (от 5 до 10 месяцев) нужно исправить неправильно произносимые звуки, развить фонематический слух и навыки звукового анализа и синтеза, что подготовит их к усвоению грамоты при помощи принятого у нас аналитико-синтетического метода.

          Для выполнения поставленной задачи необходимо так спланировать работу, чтобы она одновременно способствовала как развитию правильного звукопроизношения, так и анализу и синтезу звукового состава слова. В каждом периоде работа проводится по трем разделам: постановка и дифференциация звуков, звуковой анализ и формирование предложений (автор делит все обучение на три периода).

          В I периоде основой обучения оказывается не слово, а звук. Цель занятий этого периода – закрепление и дифференциация наиболее легких для произношения звуков: гласные и глухие взрывные согласные (п, т, к).

          В этом же периоде ведется подготовка к постановке трудных звуков р, ш, ж, л и начинается постановка звонких согласных.

          Работа над звуковым анализом начинается с выделения гласного звука в начале слова, затем выделение взрывного согласного в конце слова или слога и, наконец, анализ открытого слога.

          В конце I периода появляется возможность работы над некоторыми грамматическими формами: единственным и множественным числом существительных, согласованием существительного и глагола в числе – и начинается работа над предложением.

          Во II периоде усваивается большинство трудных для произношения звуков (с, с з, з, ц, б, д, г, л, ш, ж, р) и проводится дифференциация звуков: звонких и глухих, свистящих и шипящих, щелевых и аффрикат, соноров р и л, мягких и твердых.

          На каждом занятии проводятся упражнения на анализ и синтез слов. Зрительной опорой в этом периоде является графическая схема двусложного слова с открытыми слогами (длинной чертой обозначается слово, более короткой-слоги и точками или квадратиками-звуки).

          В III периоде происходит окончательное закрепление в самостоятельной речи всех поставленных звуков на фоне развития связной речи. В этот период включаются занятия по обучению грамоте: осваивается овладение буквами, слияние букв в слоги и слова и понимание читаемого.

          Обучение чтению должно быть тесно связано с обучением письму.

          Для чтения подбираются сначала открытые слоги двух видов:

          а) состоящие из одного повторяющегося согласного со всеми пройденными гласными (ма, мо, му, мы); б) все пройденные согласные сочетаются с одним и тем же гласным: ма, ша, ра, па и т. д. (см. приложение 10). Эти слоги могут складывать сами дети или читать их в готовом (написанном) виде как изолированные слоги (не в тексте).

          Затем используется чтение и складывание слов, состоящих из двух открытых слогов (Маша, рама) и из одного слога (типа суп).

          В результате обучения по этой системе дети должны овладеть следующими знаниями и навыками: уметь произносить и различать между собой все звуки речи, правильно употреблять их в самостоятельной речи; уметь определить место любого звука в слове (типа Маша, шум), уметь анализировать слова этого типа; знать 10-13 букв, уметь плавно, по слогам читать слова указанной сложности; уметь складывать слова этого типа из букв разрезной азбуки без предварительного анализа.

          Работа в этих группах ведется и фронтально и индивидуально или небольшими группами, причем индивидуальные занятия преследуют цель подготовки всех детей к фронтальным занятиям.

          Очень хорошим пособием для воспитателей массовых детских садов является книга М. Ф. Фомичевой «Воспитание у детей правильного произношения» ( М. Ф. Фомичева. Воспитание у детей правильного произношения, изд. 2. М., «Просвещение», 1971.). В ней для всех групп детского сада подобран комплекс разнообразных игр для вызывания у детей звуков, уточнения их произношения и закрепления его.

          Основным принципом системы работы по устранению недостатков произношения и письма у младших школьников, разработанной Н. А. Никашиной, является правильное сочетание коррекции произношения и развития звукового анализа, тесная взаимосвязь между ними, так как умение различать и выделять звуки оказывает корригирующее влияние на развитие артикуляции, а правильное и отчетливое произнесение звука всегда помогает лучшему различению его в слове.

          Таким образом, коррекция произношения (постановка звуков и введение их в устную речь) должна проводиться одновременно с развитием звукового анализа, но соотношения объема работы по тому или другому разделу будут меняться.

          На первых этапах коррекционной работе отводится больше времени, чем звуковому анализу; в дальнейшем, когда некоторые звуки будут поставлены, соотношение во времени должно измениться.

          Закрепление вновь поставленных звуков в речи будет протекать на основе анализа и синтеза (последовательно в слогах, словах, предложениях). Речевой материал, на котором проводится закрепление (автоматизация) поставленных звуков, а также развитие звукового анализа будут все больше и больше расширяться с введением новых звуков.

          В отношении работы над звукопроизношением рекомендуется соблюдение следующих принципов:

          а) звуки одной фонетической группы должны включаться в работу строго последовательно, так как звуки, близкие как по звучанию, так и по артикуляции, могут смешиваться между собой;

          б) работа над звуками разных фонетических групп может проводиться одновременно, что ускоряет весь процесс коррекции звукопроизношения и не мешает усвоению вводимых в речь звуков.

          Уже в период постановки звука полезно дать учащемуся в качестве зрительной опоры соответствующую букву, и это послужит подкреплением формирующейся связи между акустическим и артикуляционным образом звука. В тех же целях следует одновременно направлять внимание детей на элементы артикуляции. Дифференциация смешиваемых звуков может быть начата только после того, как образовалась прочная связь между восприятием каждого из дифференцируемых звуков и их произнесением, а также с их буквенным обозначением.

          Дифференциация начинается с анализа слов, в которых замена одного звука приводит к изменению его смысла (крыша – крыса, миска – мишка и т. п.; см. приложение 6).

          После этого дети слушают несколько утрированное произнесение одного и другого дифференцируемых звуков, различают их, отмечают разницу в их произношении.

          Упражнения проводятся устно и письменно. В письме полезно применить для написания дифференцируемых звуков разноцветные мелки. Для самостоятельной работы учащихся могут быть использованы следующие упражнения: а) разложить под соответствующими буквами предметные картинки, названия которых включают дифференцируемые звуки; б) вставить пропущенную букву (соответствующую одному из дифференцируемых звуков) в надписях под соответственно подобранными картинками; в) вставить пропущенную букву при списывании соответствующего текста; г) придумать слова сначала на один дифференцируемый звук, а затем на другой и т. п.

          В работе над звуковым анализом и синтезом должно быть предусмотрено постепенное усложнение форм звукового анализа и синтеза.

          Анализ и синтез проводятся на речевом материале, звуковой состав которого не затрудняет детей в произношении (чаще всего это гласные звуки, глухие согласные п, т, х, ф, сонорные м, н и согласный в).

          Постепенно в речевой материал для анализа и синтеза вводятся слова с новым поставленным звуком. Слоговая сложность этих слов также должна нарастать постепенно (односложные, двусложные, многосложные слова, слова, состоящие только из открытых слогов, включающие закрытые слоги, слоги со стечением согласных).

          В результате постепенного усложнения на последнем этапе работы большое место могут занимать самостоятельные рассказы детей и различные письменные упражнения, проводимые без предварительного анализа.

          Под влиянием работы, сочетающей развитие произносительной стороны речи и звукового анализа, полностью преодолеваются фонетико-фонематические недостатки у детей. Учащиеся прочно овладевают навыками правильного произношения звуков, звуковым анализом и письмом.

          Проф. В. К. Орфинская разработала «Методическое пособие по подготовке к обучению грамоте моторных алаликов и дизартриков», причиной речевого нарушения которых является неполноценность речедвигательного анализатора в виде парезов при дизартрии и артикуляторной апраксии при алалии. Это проявляется в речи в нарушении произношения, в трудностях слуховой дифференциации звуков речи и фонематического анализа.

          Указанное пособие состоит из двух частей: первая-подготовительное обучение и вторая – букварь.

          Подготовительное обучение разработано очень подробно, так как «этот этап обучения является наиболее специфичным и наиболее ответственным». После такого обучения в течение 2-2 1/2 четвертей дети легко усваивают грамоту, но темпы прохождения букваря все же должны быть значительно замедлены по сравнению с темпами массовой школы. Особенно медленно указанный этап прорабатывается с детьми-дизартриками, тогда как подготовка к обучению грамоте проходит у них быстрее, чем у детей-алаликов.

          Подготовительное обучение включает следующие разделы:

          1) воспитание навыков звукового сопоставления слов по некоторым грамматическим признакам (задачей этого раздела является воспитание не навыков активного использования этих признаков, а только их звукового различения и понимания);

          2) воспитание навыков фонематического анализа слов;

          3) дифференциация и классификация слов по ритмическим компонентам и расчленение их на слоги.

          В соответствии с поставленной задачей подготовительного обучения работа проводится на основе слухового восприятия: дети слушают и показывают названное учителем, не повторяя. По мере образования звуковых (фонематических) обобщений «само собой должно возникать произношение».

          Задачей первого раздела будет:

          1. Противопоставления слов по грамматическим признакам именительного падежа единственного и множественного числа существительных 1-го и 2-го склонения.

          Наглядным пособием будут предметные картинки типа стол – столы, книги (2-3 книги), карандаши (2-4 карандаша). Вывешенные на доске картинки учитель указывает и называет, затем задает вопросы: «Где стол? Где столы?», подчеркивая голосом окончание. Дети отвечают показом (в случаях задтруднений учитель задерживается на более простых сопоставлениях: стол – столы, кукла – куклы и т. п.).

          2. Воспитание звуковых обобщений по выделенным предлогам на, в и под (указанная категория детей, как правило, понимает значение предложений с данными предлогами, а когда сами говорят, обычно опускают их). В процессе выполнения действий по инструкции «положи на стол», «положи в стол» дети учатся понимать изолированно произнесенные предлоги, а затем начинают выделять их на фоне произносимых учителем предложений.

          Пособия:

          а) грамматические схемы:

          б) серия рисунков: корзинка стоит на столе, книга лежит на столе и т. п ; книга в парте, карандаш в шкафу и т. п ;

          в) использование картинок: вывешенные картинки учитель называет с выделением предлога голосом (произносится не в, а орфоэпически-ф), с одновременным показом на грамматической схеме.

          Прослушав объяснение, дети должны отобрать картинки, в назывании которых имеется предлог в или же предлог на, под.

          3. Воспитание звуковых обобщений, соответствующих уменьшительно-ласкательному суффиксу –ик

          Пособие: серия картинок (стол – столик, дом – домик и т. п ; см. пункты 1 и 2).

          Задача второго раздела-воспитание навыков сопоставления слов по входящим в них фонемам – сначала резко различающимся, а затем близким. Все упражнения проводятся по тому же принципу, что и упражнения первого раздела. Педагог вывешивает картинки и называет их, голосом выделяя соответствующие фонемы. В дальнейшем предлагает детям указывать картинку по тому признаку, который прорабатывается в это время.

          Рекомендуемые упражнения:

          а) воспитание звуковых обобщений по выделенным на фоне слов резко различающимся согласным, например ш-р, м-с, м – р и др ;

          б) систематизация слов по выделенным на их фоне звукам;

          отбор слов по одной выделенной на их фоне фонеме, воспитание навыка одновременного учета двух выделенных на фоне слов фонем;

          в) систематизация самостоятельно припоминаемых слов по входящим в состав их фонемам.

          Пособием для работы служат специально подобранные серии картинок: сани, рыба, рак, стол, перо, сапоги (с-р); мыло, муха, перо, мак... (м-р); лампа, лодка, стол, нос... (л-с); шапка, рыба, рак, шкаф... (р – ш);

          г) определение положения фонемы в слове (в начале, в середине, в конце); р: рыба, рак, перо, парта, шар;

          д) формирование обобщений, соответствующих близким фонемам, куда входит дифференциация слов по акустически и артикуляторно близким фонемам, и систематизация слов по близким фонемам в последовательности: свистящие и шипящие, соноры р и л, смягченные и несмягченные, звонкие и глухие.

          «В то время, когда дети переходят к упражнению на систематизацию самостоятельно припоминаемых слов, они начинают их произносить», – говорит В. К. Орфинская, т. е. в результате всех проделанных упражнений вызывается самостоятельная речь. На фоне появляющейся речи ведется дальнейшая работа.

          Третий раздел – дифференциация и классификация слов по ритмическим компонентам и расчленение их на слоги. Работа над воспитанием навыка определения количества слогов в слове начинается одновременно с упражнениями в классификации слов по выделенным на фоне их фонемам, но не раньше чем дети научатся определять место фонемы в слове.

          Дети учатся определять хлопками количество слогов в слове и подсчитывать их, а затем и определять место слога в слове. Сначала педагог произносит слово,скандируя его и одновременно сопровождая произнесение каждого слога хлопком в ладоши. Дети делают то же по подражанию, а затем самостоятельно и записывают графическую слоговую схему слова (сколько слогов, столько черточек).

          Последней серией упражнений подготовительного периода будут упражнения на выделение ударного слога в слове.

          Учитель, скандируя, произносит слово и одновременно отбивает хлопками слоговой ритм, выделяя ударный слог и голосом и более сильным хлопком; дети, прослушав, должны на графической слоговой схеме выделить место ударного слога. Постепенно они переходят к самостоятельному выделению ударения на фоне слитно произносимого слова.

          Наличие в чтении или письме ошибок графического характера может зависеть от близорукости учащегося. В таких случаях нужно показать его глазному врачу.

          Постоянные графические ошибки, не связанные с близорукостью, требуют применения специальных приемов. Например, смешиваемые буквы можно разложить на составляющие их элементы (п состоит из двух палочек, а т из трех: в букве т палочки соединяются вверху, в букве ш-внизу и т. д.). Дошкольнику можно предложить смешиваемые буквы сложить из спичек, слепить из пластилина, обвести их пальцем по бумаге, а затем по памяти в воздухе; дать для прочтения, написать ряд слов со смешиваемыми буквами (Поле-Толя; шапка-тапки я т. п.). Одну из смешиваемых букв можно предложить написать красным карандашом, другую – синим или наклеить картинки, начинающиеся со смешиваемых букв, и т. д.

          Кроме указанных случаев, нарушения чтения и письма могут наблюдаться у детей с неустойчивым и быстро истощаемым вниманием (у травматиков, у детей с астеническим состоянием). В этих случаях ошибки будут иметь место не только во всех разделах и на всех уровнях письменной речи, но они будут отмечаться и во всех других видах учебной деятельности (в арифметике, труде и т. п.). Для ошибок будет характерно то, что: а) они непостоянны, так как связаны каждый раз с общим состоянием школьника; б) количество их резко нарастает в связи с быстро наступающим утомлением (так, в диктанте количество самых разнообразных ошибок будет увеличиваться к концу работы). Иногда в одной и той же работе может быть правильно написана более трудная фраза и неправильно – более легкая фраза.

          Очень важно помнить, что ученик, страдающий дисграфией и не получающий помощи, в которой он нуждается, обязательно оказывается и педагогически запущенным.

          РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Ефименкова Л. Н., Садовникова И. Н. Исправление и предупреждение дисграфии у детей. М, «Просвещение», 1972

          Каше Г. А. Исправление недостатков речи у дошкольников. М., «Просвещение», 1971.

          «Нарушение письма у детей с недоразвитием речи», под ред. проф. Р. Е. Левиной. М» Изд-во АПН РСФСР, 1961.

          «Недостатки речи у учащихся начальных классов массовой школы», под ред. проф. Р. Е. Левиной. М., «Просвещение», 1965.

          «Основы теории и практики логопедии», под ред. проф. Р. Е. Левиной. М., «Просвещение», 1968.

          Спирова Л. Ф. Графические ошибки при нарушениях письма у детей с недоразвитием речи. В сб. «Проблемы психического развития аномального ребенка». М» Изд-во АПН РСФСР, 1966.

          Токарева О. А. Расстройства чтения и письма. В сб. «Расстройства речи у детей и подростков», под ред. проф. С.С. Ляпидевского. М., «Медицина», 1969.

          Глава viii особенности речи умственно отсталого ребенкаСостояние речи при олигофренииЛогопед школьного пункта, детской поликлиники, вспомогательной или речевой школы (где он является членом приемной комиссии) должен быть знаком с вопросом соотношения интеллекта и речи.

          От уровня сформированное речи в значительной степени зависит успех обучения в школе и дальнейшая судьба ребенка. Формирование языковой системы в норме продолжается в течение многих лет, вот почему нельзя с этим медлить в случаях олигофрении.

          Ранняя систематически проводимая работа по общему и речевому развитию детей-олигофренов, сопровождаемая медикаментозной терапией, в большинстве случаев приводит к формированию языковой системы до уровня, позволяющего ребенку начать обучение во вспомогательной школе ( См.: Р. А. Белова-Давид. К вопросу о систематизации речевых расстройств. В сб. «Нарушение речи у дошкольников». М, «Просвещение», 1969, стр, 40, 46.).

          Речь-необходимая основа человеческого мышления; мыслительные процессы развиваются и совершенствуются по мере того, как ребенок овладевает речью. С другой стороны, процесс постепенного овладения речью является одним из основных показателей нормального психического, а отчасти и физического развития ребенка.

          При несложных формах олигофрении формирование речи идет путями, близкими к формированию речи в норме, но отстает по срокам.

          Картина речевого нарушения зависит от степени умственной отсталости, с одной стороны, и от наличия, помимо общего недоразвития всех мозговых систем, более грубой локальной патологии со стороны систем, имеющих непосредственное отношение к речевому акту (речеслуховая и речедвигательная).

          Тесная зависимость речи и мышления еще ярче обнаруживается в случаях патологии: при глубоких степенях умственной отсталости (идиотии) у детей обычно наблюдается полное отсутствие речи; у детей с более легкими степенями умственной отсталости (дебилов) наблюдается позднее, чем в норме, развитие речи; многие из них начинают пользоваться речью только после 3 и даже 5 лет. С другой стороны, глубокие нарушения речи у детей ведут к задержкам их умственного развития.

          В связи с указанными закономерностями установление правильного диагноза – «олигофрения и задержка речевого развития» или «речевое нарушение и задержка умственного развития» – достаточно трудная и вместе с тем ответственная задача, так как от того или иного разрешения ее зависит выбор соответствующего воздействия на ребенка и направление его в ту или иную специальную школу: речевую или вспомогательную.

          Изучение речи умственно отсталых детей обнаружило недостаточность и своеобразие всего их речевого развития.

          Наиболее характерными чертами детей-олигофренов являются: а) инертность, обнаруживающаяся в особой устойчивости старых, ранее выработанных связей, в их стереотипном, персеверативном проявлении; б) слабость активного торможения, с чем связана импульсивность одних детей и вялость, тормозимость других; в) общее недоразвитие всей психики.

          Следствие этих свойств – неустойчивость, отвлекаемость внимания, недостаточность процессов синтеза и анализа.

          Все указанное ограничивает расширение жизненного опыта олигофрена, развитие его интересов и потребность в общении с окружающими. В речевых проявлениях олигофрены еще менее инициативны, не пользуются даже теми небольшими возможностями, которые у них имеются, сами в контакт не вступают, на настойчивый вопрос часто отвечают или кивком головы, или случайным словом (одним из слов вопроса или названием предмета, который попал в поле их зрения).

          Речь ребенка-олигофрена с возрастом постепенно развивается, но все же остается своеобразно нарушенной.

          С приближением к школьному возрасту, в связи с вопросом об обучении олигофрена, он обычно попадает к логопеду; анализ его речи обнаруживает бедность и элементарность словаря, его конкретность. Бедность словаря выражается в преобладании употребления существительных и глаголов, в отсутствии обобщающих слов. Пассивный словарь оказывается больше активного, последний с трудом актуализируется; иногда для произнесения слова требуется наводящий вопрос. Речь маловыразительна, монотонна, звукопроизношение характеризуется нечеткостью и диффузностью, причем простые слова произносятся достаточно ясно и правильно, но чем сложнее слово, тем более искаженно и неясно оно произносится.

          Грамматический строй соответствует общему речевому уровню: ребенок пользуется простыми, нераспространенными предложениями. Сопоставление материала обследования олигофрена школьного возраста и нормального дошкольника ярко вскрывает все сказанное.

          Рассказ по картине «Колхозный двор»

          Показывает пальцем отдельные фигуры на картине: «Девочка сидит. Васька сидит. Лошадка идет. Корова стоит. Утка сидит. Дружок стоит». Экспериментатор задает вопрос: «А у вас есть корова?» – «Есть». «Это коровка, она выходит из сарая, пойдет в лес, там будет травку кушать. Девочка сидит на крылечке, а рядом с ней серенькая кошечка, девочка принесет ей молочка. Собака


--
«Логопед» на основе открытых источников
Напишите нам
Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13)


[Комментировать]