Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по логопедии 2

Правдина О. В. Логопедия. Учеб. пособие для студентов дефектолог. фак

Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13)
упно поднимание языка, часто удается сразу зазубная постановка звука л. Более коротким путем чаще всего оказывается постановка звука л от той или иной гласной – а, у, ы, так как звук л – сонор.

          Гласный звук а (рис. 39) представляется удобным как исходный вспомогательный звук, так как в его уклад входит распластанный и достаточно выдвинутый язык. Предлагают тянуть звук айв это время выдвигать язык между зубами, а затем прикусить его посередине. В этот момент звучание звука а переходит в звучание звука л. Если сразу доступно поднимание распластанного языка на верхнюю губу или за верхние зубы, можно сразу ставить зазубный звук л.

          Уклад гласной у (рис. 40) включает подъем отодвинутого назад корня языка, что входит и в уклад звука л, но в передней части при произнесении звука у язык несколько сужен и отодвинут вглубь.

          Уклад гласной ы (рис. 41) наиболее удобен для перехода к артикуляции звука л, так как корневая часть языка поднята, передняя часть – широкая; выдвижение кончика языка, его легкое прикусывание зубами или подъем языка к верхним зубам на фоне непрекращающегося звучания звука ы дает хорошее звучание звука л. Постановка звука л от звука ы особенно показана при замене звука л – ль, так как в этом случае неправильное звучание зависит от напряжения языка в передне-средней части его, а не в задней.

          Иногда все попытки поднять корень языка, т. е получить вместо мягкого звука л твердое его звучание, оказываются безуспешными.

          В этих случаях можно применить следующие приемы: предложить дать возможное напряжение в области плечевого пояса и шеи, для чего нужно нагнуть голову вперед и в этом положении тянуть звук л на возможно низком тоне. Можно применить также и механическую помощь двумя пальцами – указательным и безымянным – произвести легкий нажим снаружи на шее так, чтобы каждый палец приходился в точке у внутреннего края задней трети левой и правой ветвей нижней челюсти.

          При этих упражнениях важно обратить внимание на возникающее при них кинестетическое ощущение от подъема корня языка.

          При двугубном или губно-зубном произношении звука л (рис. 42) артикуляция языка подменяется более простой артикуляцией губ. Необходимо затормозить движения губ вперед, укрепив оскал губ, и тогда перейти к постановке звука л при помощи одного из указанных приемов. При носовом произношении полезно обратить внимание на экспираторную струю, выходящую изо рта по бокам языка, а также тем или иным приемом выдвинуть язык вперед.

          Все случаи параламбдацизма изживаются при обязательной работе над дифференциацией звука л со звуком-заменителем.

          Дефекты произношения полугласного звука й (рис. 43) носят название йотацизм.

          Звук й употребляется в русском язьке в двух значениях: как неслоговой звук (край, чай, война) и как слоговой звук, входящий в произношение йотированных гласных я, е, ю, ё в начале слога. Указанные два значения звука й получают несколько разное выражение при дефектах произношения звука.

          Дефекты произношения:

          1) звук и не произносится совсем (мой-мо; яма-ама);

          2) й – и (мой – мои; яма – иама);

          3) й-ль (чай-чаль; яма.-лямо).

          Все случаи неправильного произношения носят характер замены, могут отражаться на письме в соответствии с произношением

          Способы постановки. Подготовительными упражнениями к постановке звука й могут служить следующие движения: кончик языка упирается с напряжением в нижние зубы, причем выгибается кверху передняя часть спинки языка; если дотронуться до выгиба языка, он должен быть твердый, напряженный, затем напряжение расслабляется (язык делается мягким, выгиб снижается).

          После подготовки артикуляции, а иногда и без нее часто удается поставить звук по подражанию, со слуха; полезно присоединить показ артикуляции и тактильное ощущение экспираторной струи при длительном произнесении ййй.

          Другими приемами постановки звука й будут следующие:

          а) произнесение звукосочетаний йа-йа... при убыстрении темпа (получается йотированная гласная я, т е йа);

          б) использование как промежуточного звука з (нажимая на кончик языка при произношении звука з, получается звук й);

          в) озвончение звука х.

          В случае замены звука й через и или ль необходимо провести дифференциацию его со звуками-заменителями в слогах, словах и в развернутой речи.

          Слоговые таблицы для дифференциации следует составлять в двух видах. Например:

          аль-ай я-ля (при замене через л) оль-ой е-ле уль-уй ю-лю

          Дефекты озвончения. В произношении согласных, имеющих звонкую и глухую пару, наблюдаются дефекты озвончения.

          Среди согласных звуков русского языка имеются две группы звуков, которые различаются только наличием или отсутствием

          звучания голоса в них. Это шесть звонких согласных: б, д, г, в, з, ж и шесть глухих согласных (И их мягкие пары: б, д, г, в, з и п, т, к, ф, с (ш и ж мягких пар не имеют).): п, т, к, ф, с, ш. Эти звуки можно расположить парами. В каждую пару будет входить звонкий звук и парный ему глухой:

          б, д, г, в, з, ж (Сонорные м, н, л, р не имеют глухих пар, аффрикаты ц, ч, щ не имеют звонких пар.), б, д, г, в, з, п, т, к, ф, с, ш п, т, к, ф, с

          Звуки каждой пары будут иметь одинаковые артикуляционные уклады и будут отличаться друг от друга участием голоса н несколько меньшим напряжением речевых органов и воздушной струи для звонких звуков. Например (рис. 44, 45):

          – согласный –согласный

          – ротовой –ротовой

          п – взрывной б – взрывной

          –губно-губной – губно-губной

          – глухой – звонкий

          – твердый – твердый

          Указанные пары звуков можно разбить на две подгруппы:

          взрывные б – п, д – т, г – к, б – п, д – т, г – к и щелевые в – ф, з – с, ж – ш, в – ф, з – с.

          Среди взрывных звуков дефекты озвончения наблюдаются чаще, чем среди щелевых. Указанное обстоятельство объясняется тем, что вибрация голосовых связок при произнесении щелевых звуков более длительна, а потому и более ощутима, чем при произнесении взрывных, а в случае необходимости длительность и сила вибрации голосовых связок могут быть произвольно увеличены.

          Наблюдаются три вида нарушения озвончения: а) полное отсутствие звонких согласных звуков в речи, т. е. постоянная их замена парными глухими (Папушка пошла ф паню – Бабушка пошла в баню); б) недостаточное озвончение (У мена заполела колова и корло – У меня заболела голова и горло; Колупи залетели на твор – Голуби залетели на двор; детушка – дедушка и т. п.); в) недостаточное оглушение (В волосах савязана бан-дом ленда-В волосах завязана бантом лента).

          Все три случая относятся к паралалиям и, как правило, отражаются на письме.

          Оглушение звонких согласных наблюдается чаще, чем озвончение глухих.

          В работе по исправлению дефектов озвончения очень важной оказывается дифференциация парных звонких и глухих звуков, но ни в одном из указанных случаев не следует пренебрегать проверкой достаточности автоматизации смешиваемых звуков.

          Дефекты озвончения обычно имеют место при открытой гнусавости, дизартрии, при любых нарушениях деятельности голосовых связок и могут считаться частичным нарушением голоса. (Встречаются люди с дефектами озвончения, не умеющие петь.)

          Дефектами озвончения страдают обычно и люди с нарушением слуха, так как сниженный слух является препятствием для восприятия звонкости, а следовательно, и для дифференциации звонких и глухих согласных.

          Если озвончение нарушено полностью, работа начинается со щелевых звуков, притом с наиболее простого по артикуляции среди них, со звука в. После него переходят к звукам з и ж, а затем уже к взрывным звукам в последовательности б – д – г.

          Подготовительными упражнениями будут следующие:

          а) поочередное воспроизведение то беззвучного вдоха и выдоха, то стона на вдохе и на выдохе (сначала логопед, затем сам ребенок или совместно с логопедом);

          б) сопоставление громкого и шепотного произношения гласных звуков, как отрывистого, так и длительного (сначала логопедом, а затем самим ребенком).

          Все эти упражнения следует производить при тактильно-вибрационном контроле со стороны ребенка. Это достигается тем, что он кладет одну свою руку на шею логопеда, а другую – на свою шею (боковая сторона руки от большого пальца до указательного охватывает шею в области гортани). Полезно пальцами слегка потряхивать гортань, чтобы вызвать вибрацию голосовых связок.

          Резонирование звучащего голоса можно уловить, прикладывая ладонь к темени, а также ладони обеих рук или к ушам или к щекам.

          Все указанные упражнения являются, с одной стороны, хорошей гимнастикой для голосовых связок и, с другой стороны, приводят к умению осознанно включать голосовые связки, т. е. к произвольному их смыканию. И наконец, тактильно-вибрационные ощущения становятся надежным контролем при дифференциации звонких и глухих звуков. Иногда непосредственно в процессе этих упражнений удается получить первый звонкий звук. После его укрепления часто оказывается возможным последовательно поставить и остальные звонкие.

          Полезно сопоставить переход от глухого звука к звонкому в отношении всех шести пар. Это поможет переносить усвоенный навык с одной пары на другую. Можно добиться озвончения звука благодаря непосредственному переходу к нему от одного из соноров м, н, л, р (например, мммба, нннба) или применив сочетание звонкого звука, который нужно вызвать с одним из соноров между гласными (например, адма, адна, адра и т. п.).

          Не всегда удается начать постановку озвончения с группы щелевых, так как иногда наряду с дефектами озвончения обнаруживается тот или иной вариант сигматизма. В этих случаях приходится сначала поставить звуки с, ш и только тогда озвончать их.

          Не всегда предварительное озвончение звуков ф, с, ш обеспечивает озвончение взрывных теми же приемами. Для этих случаев разработаны специальные приемы постановки звука б. Предлагают дуть сквозь сближенные (но не сжатые) губы при некотором раздувании щек, а затем прибавляют голос, получается длительное двугубное в. В это время логопед прикладывает свой указательный палец в горизонтальном положении к нижней губе ребенка и, производя легкие движения вверх и вниз, вызывает смыкание и размыкание губ. Получается звучание звука б (ббб), затем движение несколько замедляется и получаются изолированные звуки б. Очень полезно научить ребенка самостоятельно получать звук при помощи пальца, что дает ему возможность упражняться и дома.

          Обычно очень быстро удается получить способом подражания слоги с различными гласными. Роль механической помощи постепенно снижается, скоро оказывается возможным отказаться от нее и проводить дальнейшую автоматизацию звука в речи без нее (способ проф. Ф. A. Pay). По мере укрепления звука б облегчается и постановка звуков д и г при помощи вышеуказанных приемов.

          Автоматизация звонких звуков и их дифференциация с парными глухими в устной и особенно в письменной речи требуют длительной систематической работы. Длительно следует проводить все упражнения, держа для контроля руку у горла и несколько утрируя звучание голоса в звонких звуках. Все, что учащийся, смешивающий звонкие и глухие, пишет, он должен предварительно громко проговорить. Перед чтением рекомендуется предварительно подчеркнуть цветным карандашом одного цвета звонкие согласные, а карандашом другого цвета – глухие.

          Полезно рекомендовать ребенку побольше петь.

          Умение правильно произносить звонкие и глухие согласные и дифференцировать их должно быть выработано у школьника раньше, чем он приступит к усвоению грамматического правила о сомнительных согласных на конце слога.

          В произношении согласных, имеющих твердую и мягкую пару, наблюдаются дефекты смягчения.

          Большинство согласных звуков русского языка имеет парные мягкие звуки (п-п, р-р и т.д.). Исключением будут звуки ш, ж, ц, не имеющие мягких пар, и звуки ч, ш, й, не имеющие твердых пар.

          Среди дефектов смягчения наблюдаются три варианта:

          а) полное отсутствие мягких согласных звуков в речи, т. е. постоянная их замена парными твердыми звуками (дядя Ваня – дада Вана; пять-пат; мясо-масо и ч. п.): б) излишнее смягчение (Собака идет домой – Сябака идеть дямой); в) нарушение дифференциации между твердыми и мягкими звуками, т. е. наряду с правильным произношением твердых и мягких согласных наблюдаются отклонения как в ту, так и в другую сторону.

          Парные звуки, как показывает их анализ (рис. 46, 47), отличаются друг от друга только одним свойством – твердостью и мягкостью;

          – согласный – согласный

          – ротовой – ротовой

          m –взрывной т –взрывной

          – переднеязычный – переднеязычный

          – глухой – глухой

          – твердый – мягкий

          Переход твердого согласного звука в мягкий зависит от напряжения и подъема средней части языка к нёбу.

          Все случаи относятся к паралалиям и, как правило, отражаются на письме. Поэтому в работе по исправлению дефектов смягчения очень большое и важное место занимает дифференциация твердых и мягких звуков.

          Подготовительными упражнениями к постановке смягчения будут упражнения на выгибание средней части спинки языка и ее опускание. Дефекты смягчения обычно наблюдаются одновременно среди большинства согласных звуков, имеющих парные мягкие и твердые звуки, поэтому встает вопрос, с какого именно звука следует начинать постановку соответствующего парного звука. Для решения этого следует учитывать: а) произношение каких звуков у ребенка наиболее совершенно, чтобы получить от них, опираясь на готовый уклад, правильное звучание парного дефектного звука; б) уклад каких звуков позволяет наиболее демонстративно показать разницу между артикуляцией парных твердого и мягкого звуков. Согласные т, д, н просты по своим укладам, поэтому редко оказываются дефектными и, кроме того, произносятся при полуоткрытых зубах и губах, что позволяет видеть изменения в положении средней части языка при переходе звука т к т, д к д и н к н. Таким образом выбранные звуки удовлетворяют обоим поставленным условиям.

          Если положить два пальца (средний и указательный) на язык, то можно ощутить изменение напряжения языка и тактильно.

          В трудных случаях можно временно прибегнуть к механической помощи: предложив произносить многократно слоги ат или та с упором языка в нижние зубы, слегка нажать пальцем или шпателем на кончик языка. Это даст смягчение звука т, т. е. слоги ать, тя. По аналогии можно получить слоги ань, ня, дя.

          Во время работы со звуками т, д, н должно выработаться кинестетическое ощущение напряжения и расслабления спинки языка, благодаря этому аналогичная работа над другими звуками пройдет значительно легче и быстрее, но все же необходимо проверить правильность произношения твердой и мягкой пары всех согласных.

          По степени легкости постановка смягчения согласных располагается в следующем порядке: т, д, н ф, в, п, б, м, с, р, л (Такая последовательность постановки смягчения была рекомендована проф. Ф. A. Pay.).

          После автоматизации мягких звуков следует перейти к их дифференциации с соответствующими твердыми звуками.

          Наличие правильного произношения твердых и мягких согласных, а также дифференциация их совершенно необходимы для усвоения правил грамматики о смягчении согласных перед йотированными гласными (мяч, дядя), об употреблении мягкого знака в конце слога (конь, письмо) и разделительного мягкого знака (бью, вьюга).

          Случаи разделительного мягкого знака – это сложные случаи одновременного смягчения и йотации, к их исправлению можно приступать только после того, как ребенок справился и со смягчением и с йотацией. Дифференциацию рекомендуется начинать с таблиц следующего типа:

          а) та-тя б) ат-ать в) пя-пья тя-тья

          то-те от– оть пе-пье те-тье

          ту-тю ут-уть пю-пью тю-тью

          ты-та ыт-ить

          Сложные нарушения звукопроизношения. В случаях сложных нарушений звукопроизношения, когда имеются дефекты нескольких звуковых групп, у логопеда возникает целый ряд вопросов: с чего начать? Когда переходить к следующему звуку? Какова последовательность включения дефектных звуков в работу? Какое количество звуков можно корригировать одновременно?

          Принадлежность речевых звуков к единой фонетической системе данного языка и единая артикуляционная база, на которой они формируются, являются основой их взаимосвязи и взаимозависимости. Результатом такой связи является то обстоятельство, что работа над одним звуком подготавливает и облегчает правильное произношение других звуков, той же фонетической группы, и звуков других групп (постановка звука с полностью подготавливает артикуляционный уклад звука з и частично уклады шипящих звуков; постановка звука и подготавливает артикуляцию к смягчению согласных и т. д.). Эта же взаимная связь позволяет широко использовать здоровые звуки для постановки дефектно произносимых звуков.

          Эта связь может быть изображена в виде следующих схем ( Схемы заимствованы из пособия Ф. A. Pay, Ф. Ф. Pay. Методика обучения глухонемых произношению. М., Учпедгиз, 1958.):

          Указанное свойство речевых звуков является основанием следующих методических положений, принятых в настоящее время в логопедической практике в случаях сложного нарушения звукопроизношения:

          1) постепенный переход от наиболее легких звуков ко все более трудным;

          2) переход к работе над другими звуками до окончания работы над данным звуком, но при условии постоянной шлифовки его;

          3) одновременная работа над рядом звуков, но при условии, что они будут принадлежать к различным фонетическим группам.

          Несоблюдение последнего условия ставит занимающегося перед необходимостью создания сразу очень тонких дифференцировок, еще недоступных для него.

          Основываясь на указанных положениях, в работу над звуками можно одновременно включить следующие разделы:

          1) автоматизация незакрепленных звуков;

          2) дифференциация употребляемых, но смешиваемых звуков;

          3) постановка наиболее легких звуков;

          4) подготовительные упражнения для постановки наиболее трудных звуков.

          Критерием легкости или трудности исправления того или иного звука у данного ребенка будет уровень нарушения его произношения (звук совсем не произносится; произносится, но не автоматизирован, смешивается) и вариант того или иного вида неправильного звукопроизношения. Например, одноударное произношение звука р, по сравнению с горловым его произношением, значительно совершеннее, а следовательно, и легче для коррекции; губно-зубное произношение свистящих легче исправить, чем призубное, и т. п.

          Рассматривая в данном разделе учебника только преодоление неправильного звукопроизношения, следует отметить различия методического подхода и длительности логопедического воздействия в случаях дислалии, дизартрии, алалии и нарушения речи на почве ослабленного слуха.

          При дислалии, как уже было отмечено, изложенная методика исправления звуков дает хороший эффект; для дошкольников достаточна только фиксация внимания на правильном звучании и на артикуляции, без применения специальных приемов и без последующего длительного закрепления.

          При дизартрии недостатки звукопроизношения преодолеваются только под влиянием длительного систематического логопедического воздействия, в котором очень большое место занимает работа над артикуляционной моторикой и требуется длительное закрепление правильного произношения.

          При алалии недостатки звукопроизношения преодолеваются в большой степени в процессе работы над словарем.

          При нарушениях речи на почве ослабленного слуха в преодолении дефектов звукопроизношения большое значение имеет вся педагогическая работа в целом, и в частности обучение чтению с губ.

          Все перечисленные случаи имеют осложненное течение и еще труднее поддаются исправлению при общей физической ослабленности или психической неустойчивости и неполноценности ребенка.

          Особенно трудной будет работа при умственной отсталости, так как в этих случаях происхождение дефекта чаще всего обусловлено комплексом причин и протекает на фоне нарушенных основных нервных процессов и сниженного интеллекта.

          Примерами сложных и разнообразных вопросов, возникающих при организации логопедической помощи в различных случаях, могут послужить приводимые образцы первичных обследований с их анализом, а также некоторые данные последующего динамического наблюдения за детьми.

          1. Валя М., 7 лет, русский. Общее развитие мальчика идет с запозданием: сидеть начал в 7 месяцев, ходить– с 2 лет, всегда был неловок.

          Первые слова с 2 лет, фраза на четвертом году. Произношение было всегда неясным, нечистым, посторонние до сих пор не всегда понимают его.

          Слух в норме. В строении артикуляционных органов грубых дефектов нет. Движения губ и языка вялые. Язык при высовывании уклоняется вправо, кверху поднимается с трудом, на короткое время.

          Речь полная, грамматичная, не смазанная. Боковой сигматизм свистящих и шипящих звуков, ротацизм, ламбдацизм.

          Неправильное звукопроизношение в этом случае обусловлено поражением центральной нервной системы. Это – легкая степень дизартрии.

          Необходима длительная систематическая логопедическая работа. Кроме отмеченного неправильного произношения свистящих, шипящих, р и л, остальные звуки также произносятся недостаточно четко. Необходима гимнастика и массаж артикуляционных органов во всем объеме. Одновременно должна вестись постановка свистящих и подготовка к звуку р.

          После постановки и некоторой автоматизации свистящих можно будет перейти к шипящим звукам и постановке звука л. Все это потребует длительной работы и применения механической помощи.

          Автоматизация и дифференциация поставленных звуков также будет требовать длительной и очень систематической работы.

          Необходима консультация невропатолога, так как одновременное медицинское воздействие в этих случаях делает логопедическую работу гораздо более эффективной.

          За два месяца систематической логопедической работы все звуки были поставлены и правильно произносились в слогах, отдельных словах и коротких предложениях. В спонтанной речи все звуки произносятся по-прежнему. Все артикуляционные движения стали более четкими, более устойчивыми.

          2. К и р и л л П., 8 лет, русский. Раннее развитие с некоторым запозданием:

          сидеть начал в 5 месяцев, ходить-с полутора лет. В 6 месяцев перенес тяжелую дизентерию с потерей сознания, долго не мог поправиться. Речь развивалась плохо: не лепетал, понимание речи с году, первые слова – около 2 лет; до 4 лет слов почти не прибавилось, объяснялся немногими малопонятными для окружающих словами и жестами. За последние два года речь значительно улучшилась. В семь с половиной лет пошел в школу.

          В настоящее время мальчик спокойный, молчаливый. Упрям. Стал обижаться, когда его называют немым.

          Учителя жалуются на плохую речь. Мальчик плохо читает и пишет (забывает буквы). Считает хорошо.

          Слух в норме. В строении органов артикуляции уклонений не отмечается. Артикуляционные движения все возможны, но не всегда сразу умеет правильно произвести требуемые движения.

          Речь бедная, затрудненная. Обращенную речь понимает хорошо, прослушанный рассказ понимает, но развернутого ответа на вопрос по содержанию дать не может. Не называет некоторых обиходных предметов (отказался назвать рейтузы, пиджак); некоторые, более трудные, слова искажает (гастро-

          ном – гристаном, милиционер – пацанер)
; фраза бедная, часто неправильная (Мальчики ходили купаться на речка). Произношение звуков шипящие заменяет свистящими, многочисленны нестойкие замены (с-с, т, н, в; р-л; л– в;

          ч – ц, т, с; м – п – н и т п)
. Дефектное произношение в этом случае имеет место на фоне недоразвитой, недостаточной речи, что дает право говорить о моторной алалии Многие дефекты произношения имеют еще нестойкий характер и могут исчезнуть в связи с развитием и уточнением словаря и грамматического строя

          Коррекцию произношения рекомендуется проводить в тесной связи с работой как по развитию устной речи, так и по усвоению грамоты Полная ликвидация дефектов звуков потребует длительных сроков.

          За год систематической логопедической работы речь мальчика значительно развилась, читает букварный текст, пишет простые слова Смешения звуков имеются, но характер их изменился вместо неустойчивости звуков наблюдаются характерные для звуковых дефектов нарушения дифференциации сходных звуков, свистящих н шипящих, р и л, звонких и глухих, твердых и мягких.

          3. Коля В, 6 лет, русский. В раннем возрасте рос и развивался нормально. В 2 года перенес тяжелый грипп. После гриппа хронический двусторонний отит, отмечена легкая тугоухость Во время обострении отита слышит хуже.

          Речь до 2 лет развивалась нормально. К 2 годам начинал говорить фразами После болезни речь стала хуже – стал искажать слова, говорил нечисто.

          Е настоящее время мальчик живой, общительный, разумный, послушный Во время разговора часто переспрашивает, внимательно смотрит на лицо говорящего.

          Речь полная, несколько монотонная, голос приглушенный. Произношение неправильное свистящие и шипящие звуки нечетки, с призвуком т, смешивает их, озвончение недостаточное.

          Неправильное произношение в этом случае обусловлено тугоухостью легкой степени с периодическими ухудшениями.

          При работе над звуками рекомендуется очень длительно привлекать зрительный контроль и тактильное ощущение. Очень тщательно должна быть проведена как автоматизация, так и дифференциация свистящих-шипящих и звонких-глухих. Очень желательно начать обучение мальчика грамоте для того, чтобы подкреплять работу над звуками чтением и письмом, а также что бы избежать в дальнейшем тех же ошибок в письме.

          За год логопедической работы мальчику были поставлены и введены в речь все звуки. Были даны навыки чтения с губ. Мальчик научился читать и писать. В 7 лет пошел в 1 класс массовой школы. Учится отлично. Прежних ошибок не отмечается ни в устной, ни в письменной речи.

          Анализ приведенных примеров дает представление о многообразии тех факторов, которые оказывают влияние на формирование неправильного произношения, что должно учитываться при планировании логопедической работы.

          Данные первичного обследования дополняются наблюдениями логопеда в процессе его занятии. Как первичное обследование, так и дальнейшее наблюдение (динамическое) должны дать логопеду представление о возможности использования здоровых сторон речи и здоровых механизмов ее, на которые он может опереться в своей работе. При нарушении моторики логопед опирается на зрительный контроль за движениями артикуляционных органов: при постановке звонких звуков – на тактильное ощущение вибрации невидимых голосовых связок, при работе над более трудными звуками – на более легкие и доступные и т. п.

          Механизмы голосообразования, звукопроизношения имеют одну общую основу – речевое дыхание. Голос и произношение звуков теснейшим образом взаимодействуют друг с другом в норме, поэтому вполне естественно, что при анализе их нарушений возможно некоторое сопоставление между ними. Как нарушения голоса, так и нарушения звукопроизношения могут носить функциональный характер, а также могут иметь органическую основу как периферического, так и центрального характера. Нарушения звукопроизношения очень часто наблюдаются и на почве тугоухости.

          При тяжелых нарушениях речи (анартрия, дизартрия, нарушения речи на почве тугоухости) мы обнаруживаем взаимодействие и переплетение расстройств голоса и звукопроизношения.

          Невротические нарушения голоса имеют много общего с заиканием.

          МЕТОДИКА ЛОГОПЕДИЧЕСКОЙ РАБОТЫ ПРИ ОТКРЫТОЙ РИНОЛАЛИИПри открытой ринолалии нарушено произношение большинства звуков. Характер этого нарушения зависит от наличия органического дефекта в артикуляционном отделе – расщелина нёба. Методика логопедической работы при ринолалии такая же, как и при исправлении дефектов звукопроизношения. Работая с ринолаликом, логопед должен творчески использовать эти приемы.

          В логопедии, начиная с 20-х годов текущего столетия, велись поиски наиболее эффективных методов работы по воспитанию правильной речи ринолаликов как после операции, так и до операции.

          Большой вклад в работу с ринолаликами внесли зарубежные логотерапевты: Гутцман (Германия), Во (Франция), М. Зееман (Чехословакия). Советские логопеды-проф. Ф. A. Pay, проф. М Е. Хватцев, М. И. Пайкин, Е. Ф. Pay, 3. Г. Нелюбова, А. Г. Ипполитова и другие – также внесли свой вклад в разрешение этого вопроса.

          Все указанные авторы разграничивали два этапа логопедической работы, до операции и после операции. Проф. Ф. A. Pay, говоря о дооперационной работе, указывал только на возможность подготовки правильного оформления гласных у ринолалика, которые до того произносились более или менее одинаково. О снятии носового оттенка, по его мнению, можно говорить только в самых легких случаях ринолалии, притом при толчкообразном коротком и сильном выдохе (на твердой атаке) при произношении звуков. Ф. A. Pay предупреждал о трудности постановки звуков до операции и рекомендовал очень осторожный подход.

          Многие логопеды, не видя результатов дооперационной работы, вообще отказывались от нее. Хирурги, к которым попадали на операцию дети после пооперационной работы логопеда, отмечали, что работа логопеда не только способствовала укреплению мышечных тканей ротовой полости, но и создавала более благоприятные условия для операции и послеоперационного заживления.

          Сначала была разработана методика послеоперационной работы. Но наблюдения показали, что и в дооперационном периоде возможно формирование чистого произношения.

          Работа логопеда в дооперационном периоде состоит из следующих разделов

          1) выработка диафрагмального дыхания и дифференцированного ротового и носового выдохов,

          2) постановка звуков (гласных и согласных),

          3) автоматизация звуков в речи

          Артикуляторный аппарат ринолалика после операции отличается от дооперационного тем, что в ротовой полости имеется вновь созданное хирургом небо, но оно стянуто послеоперационными рубцами, поэтому оно малоподвижно, пассивно опущено вниз и закрывает проход в ротовую полость, задняя стенка глотки также не дает нужного движения по направлению к небу – валик Пассавана не образуется (рис 48)

          В результате к работе логопеда в дооперационном периоде прибавляется работа над активизацией небной занавески

          План работы после операции включает следующие разделы

          1) активизация небной занавески,

          2) выработка диафрагмального дыхания и дифференцированного ротового и носового выдоха,

          3) постановка звуков (гласных и согласных),

          4) автоматизация правильного произношения в речи.

          Дополнительными разделами работы логопеда до операции и после нее обычно бывают психотерапия, развитие слухового внимания, борьба с излишними движениями лицевых мышц – лба и крыльев носа – и развитие модуляций голоса, т.е. выразительности речи. Работа над звукопроизношением до операции возможна, так как движения всех органов артикуляции, за исключением движений отсутствующего мягкого неба и некоторого ограничения подвижности верхней губы, доступны для ринолалика в полном объеме.

          Выдоху через рот препятствует не нарушение целостности нёба, а положение языка в глубине рта с поднятым корнем. Такое положение языка является для ринолалика привычным, но только функционально обусловленным и легко преодолевается путем выдвижения языка вперед. Это дает широкий проход для выдыхаемой воздушной струи в ротовую полость.

          При плавном выдохе воздушная струя скользит вдоль расщелины и выходит почти целиком через ротовое отверстие наружу. Плавность и длительность выдоха обеспечивается при помощи диафрагмального дыхания. Таким образом, при помощи движений языка вперед и назад ринолалик может регулировать на правление выдоха через рот или через нос.

          Конкретно работа над ротовым выдохом строится в виде следующих последовательных упражнений:

          1) вдохни через нос – выдохни через нос,

          2) вдохни через рот – выдохни через рот,

          3) вдохни через рот-выдохни через нос,

          4) вдохни через нос – выдохни через рот

          Существует целый ряд дополнительных приемов, которые помогают ринолалику произвольно направлять воздушную струю то в носовую, то в ротовую полость, например, применение механической помощи – во время выдоха зажимать рукой то нос, то рот (допускается только в самом начале), привлечение зрительного контроля – задувание горящей спички то через нес, то через рот, колебание тонкого кусочка ваты, подносимого в соответствии с требуемым выдохом то к носу, то ко рту, или сдувание ватки с ладони то носом, то ртом, фиксация внимания на ощущении выдоха то через нос, то через рот и т. д.

          Во время занятий необходимо следить за положением языка (сначала следит логопед, потом должен следить сам ринолалик). Постепенно (часто на первом же занятии) ринолалик начинает ощущать свой вдох и свой выдох, т. е появляется возможность управления своим вдохом и выдохом – дифференциация ротового и носового дыхания.

          Этот навык должен быть закреплен и автоматизирован при произнесении звуков, слов и в развернутой речи.

          Создание нужных артикуляций в ротовой полости, после овладения ротовым выдохом, дает возможность достаточно быстро получить правильное произношение отдельных речевых звуков. Сначала формирование звуковых укладов происходит по показу и объяснению логопеда и носит характер артикуляционных упражнений, логопед звука не произносит и не фиксирует внимания ринолалика на получающемся у него звуке. Эта предосторожность обусловлена нежелательностью вызвать снова привычное неправильное произношение формируемого звука.

          Называние звука, а также фиксация его буквой допускаются только после безошибочных произнесений его шепотом. Логопед все время следит за тем, чтобы выдох происходил через рот, и приучает ринолалика самого следить за правильным выдохом.

          В первое время выдох проверяется при помощи легкого кусочка ваты, положенного перед ринолаликом на гладкий лист или на ладонь и отталкиваемого воздушной струёй при произнесении звука, а также карманным зеркальцем или блестящим металлическим шпателем, подносимым к носу (их поверхность запотевает при выдохе через нос).

          При формировании звуков рекомендуется следующая последовательность: гласные звуки (а, э, о, у, и, ы, я, е, ё, ю); согласные звуки – глухие щелевые (ф – с – ш – х), глухие взрывные (п – т – к), звонкие щелевые (в – з – ж), звонкие взрывные (б – д – г), смычно-щелевые (ц – ч – щ), соноры (л – р – м – н).

          В основе указанной последовательности лежат определенные закономерности:

          1. Гнусавый оттенок голоса, который появляется при самых легких степенях недостаточности нёбной занавески, наиболее трудно снимается с гласных звуков.

          2. Произношение щелевых согласных требует меньшего подъема нёбной занавески, чем произношение взрывных.

          3. Последовательность работы над звуками внутри каждой из указанных групп должна учитывать постепенное усложнение артикуляционных укладов звуков.

          4. Заднеязычные звуки г, к, х требуют особого к себе внимания, так как положение языка при их произношении наиболее близко к привычному положению языка у ринолалика, и поэтому эти звуки легко могут соскальзывать на прежнее произношение. Такую же опасность представляют и носовые звуки м и н.

          Сразу после постановки каждого согласного звука следует автоматизировать его, соблюдая при этом обычную последовательность: автоматизация в прямых слогах, в обратных слогах, в словах с этими слогами.

          Произнесение гласной как изолированно, так и в слоге практикуется сначала без голоса, только артикуляционно. Полноценное произнесение гласной (с голосом) формируется постепенно, с переходом к работе над звонкими согласными и сонорами и завершается при работе над словами.

          Слова на начальном этапе работы произносятся с делением на слоги и подбираются так же, как и при автоматизации звуков вообще, т. е. в них должны входить только правильно произносимые звуки. Каждый слог слова должен контролироваться сдуванием ватки, лежащей перед ртом говорящего.

          Из проработанных слов составляются фразы. Затем можно перейти к заучиванию коротеньких стихотворений и одновременно отрабатывать интонацию: повышение и понижение голоса, тихое и громкое произношение, изменение темпа. Таким образом вырабатывается выразительность речи.

          С первых занятий логопед обращает внимание ринолалика на наличие у него дополнительных и излишних движений мышц лба и крыльев носа.

          Проведение речевой зарядки помогает снять патологическое напряжение мимических мышц, при условии вызывания и автоматизации звуков на очень спокойном выдохе и концентрации внимания ребенка не на звуке, а на правильном выдохе ( Исследования логопеда Н. Серебровой.).

          Работа перед зеркалом и постоянное напоминание о том, что эти движения не нужны, позволяют ринолалику достаточно быстро освободиться от них.

          В процессе работы над звуками (постановкой и автоматизацией) проводится воспитание слуховой дифференциации между гнусавым и негнусавым звучанием. Сначала логопед сам воспроизводит гнусавое и негнусавое звучание (звука, слога, слова) и предлагает указать правильное и неправильное звучание, затем противопоставляет гнусавому произношению ринолалика свое, негнусавое. (При групповой работе такому анализу подвергается речь каждого ребенка.) Очень полезна работа в этом направлении при помощи магнитофона: речь ринолалика записывается, а затем воспроизводится, и ринолалик указывает на дефекты своего произношения и тут же пытается их исправить. Выправленная речь еще раз записывается и опять анализируется.

          Магнитофонная запись удобна в том отношении, что она допускает возможность как замедленного, так и повторного прослушивания записанного. Кроме того, она является убедительной демонстрацией постепенного улучшения речи.

          В результате описанных занятий новая форма произношения постепенно полностью подменяет прежнюю, дефектную речь.

          Первым разделом логопедической работы после операции будет активизация нёбной занавески.

          Нёбная занавеска после операции как бы висит совершенно неподвижно, но оказывается, что совместные слабые движения нёбной занавески и задней стенки глотки имеют место во время проглатывания пищи, позевывания, кашля.

          Активизация нёбной занавески проводится двумя способами: систематическим массированием рубцов на ней и упражнениями.

          Массаж проводится чисто вымытым пальцем (большим или указательным) с коротко остриженными ногтями. Сначала массаж проводит сам логопед, а затем приучает проводить его ринолалика.

          Для возбуждения подвижности нёбной занавески по ней проводятся легкие поглаживающие движения спереди назад и справа налево и легкие толчкообразные прикосновения к ней. Кроме того, массируются послеоперационные рубцы: по линии рубца проводятся прерывистые легкие надавливания для разминания рубцовой ткани.

          При проведении массажа используется зонд. Зонд обматывается чистой ватой, и логопед, осторожно двигая его вперед – назад по твердому нёбу, поглаживая, растирая, постепенно вводя в рот, начинает массаж.

          Для развития подвижности верхней губы также проводятся активные упражнения – массаж. При массаже шов растирается, разминается как с внешней стороны, так и с внутренней. Кусок бинта накладывается на внутреннюю и внешнюю сторону губы и чистой рукой (большим и указательным пальцем) проводится растирание шва. Так как некоторая подвижность губ сохраняется, то упражнения для губы должны быть только активные (Исследования логопеда Н. Серебровой.).

          Перед сеансом массажа и после него рекомендуется прополаскивать рот теплой водой.

          Весь сеанс массажа занимает от 3 до 5 минут и ведет к усилению кровообращения в массируемых тканях. Массаж желательно проводить 3-4 раза в день.

          Сразу после массажа логопед проводит упражнения. Перед началом работы он объясняет ринолалику, что именно малая подвижность нёбной занавески является главной причиной его плохой речи.

          В целях активизации нёбной занавески производится пожевывание, зевание при открытом рте, глотание (Чем меньше количество проглатываемой жидкости, тем сильнее поднятие нёбной занавески.)(сначала воды, а затем просто глотательное движение), покашливание. Все эти действия вызывают поднятие нёбной занавески и движение ее к задней стенке глотки, а иногда даже и их смычку. Эту смычку ринолалик ощущает тактильно (путем прикосновения руки к гортани) и кинестетически. Следующие друг за другом покашливания до полного израсходования всего запаса воздуха создают почти непрерывную смычку нёбной занавески с задней стенкой глотки. Для избежания смычки корня языка с мягким нёбом у


--
«Логопед» на основе открытых источников
Напишите нам
Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13)


[Комментировать]