Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по педагогике 2

Психология и педагогика / Страница 13

Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14)
рывов и т. д. Высокое развитие морально-политических качеств помогает успешно бороться с этими проявлениями деформации.

          Наличие же низкого нравственного и культурного уровня создает психологическую предрасположенность к порождению и закреплению названных деформационных качеств.

          В ходе выполнения профессиональной деятельности у следователя накапливается опыт, растет мастерство, развивается решительность и уверенность в своих действиях. Однако при отсутствии самокритичности и снижении самоконтроля это может порождать у него чрезмерную веру в себя, переоценку своего профессионального опыта, убежденность в собственной непогрешимости. В результате у него развиваются зазнайство, высокомерие, нежелание учиться у других, что резко тормозит рост профессионального мастерства.

          Огромный вред раскрытию преступлений приносит такая черта, как карьеризм. Желая выслужиться любой ценой, такой работник может без достаточных оснований задержать кого-либо по малейшему подозрению, любыми средствами добиться у задержанного признания, проводить наспех, торопливо оперативно-следственные действия и т. д. Все это может привести к грубейшим нарушениям законности. Карьеризм предрасполагает к появлению и развитию формализма, черствости и равнодушия к людям, субъективизма, подхалимства и других деформационных качеств.

          Главное, что предупреждает и создает условия для успешного преодоления любых проявлений профессиональной деформации личности следователя – это его постоянная работа по совершенствованию своих прежде всего морально-политических качеств, постоянное самовоспитание.

          Большую роль в этом играет и процессуальная регламентация деятельности следователя. Тщательное соблюдение требований закона, статей УПК и других нормативных актов вырабатывает исполнительность, аккуратность и четкость при составлении процессуальных документов, дисциплинированность, организованность, предупреждает развитие небрежности, разболтанности, неряшливости, "правового нигилизма» и иных деформационных качеств.

          Значительную роль в предупреждении профессиональной деформации играет гигиена умственного труда – тщательное планирование своей деятельности, правильное чередование труда и отдыха. Умение активно отдыхать, наличие разнообразных непрофессиональных интересов и увлечений, содержательное общение значительно препятствуют переутомлению и перенапряжению нервно-психической сферы следователя, уменьшают отрицательное действие стресс-факторов.

          Решающим фактором в предупреждении и устранении профессиональной деформации является коллектив. Только в здоровом, сплоченном коллективе имеется действительная возможность постоянно совершенствовать свою личность, обогащаться опытом других лиц, вскрывать недостатки. Огромную роль играет критика и самокритика.

          Особую роль в предупреждении профессиональной деформации личности работника играет личный пример коллег, руководящих лиц. Ежедневно видя примеры безупречного, высоконравственного поведения своего начальника, своих товарищей, следователь невольно проникается глубоким уважением к ним и желанием следовать образцам их поведения и деятельности.

          Глава 12. Психология допросаДопрос – самый распространенный способ получения доказательств по делу и в то же время одно из самых сложных следственных действий: его проведение требует от следователя высокой общей, психологической и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактическим приемами допроса.

          Основными психологическими задачами допроса являются диагностика истинности показаний, оказание правомерного психического воздействия с целью получения достоверных показаний изобличения ложных показаний.

          12. 1. Психологические аспекты подготовки следователя к допросуОдна из основных задач следователя при подготовке к допросу – создание его информационной базы, что достигается собиранием исходных данных. Исходные данные для допроса по своим источникам и содержанию неоднородны. Наиболее важными среди них являются те, которые относятся к предмету допроса. Они могут находиться в материалах дела, которые следователь тщательно изучает, – специально под углом зрения предстоящего допроса. Особо должны выделяться данные, относящиеся к вопросу о виновности данного лица в совершенном преступлении (при подготовке к допросу обвиняемого) или о личности обвиняемого (при подготовке к допросу потерпевших и свидетелей).

          Информация, относящаяся к предмету допроса, может быть получена и из оперативных источников.

          К числу исходных данных для допроса относятся сведения о личности допрашиваемого, такие, как социальный статус данного лица, выполняемые им социальные роли, моральный облик и поведение в быту, отношение к коллективу и коллектива к нему, отношение к другим лицам, проходящим по делу, психофизиологические качества, поведение в ситуациях стресса и фрустрации и др. Они могут быть получены из имеющихся материалов дела и оперативных источников либо с помощью специальных психологических методов: в результате наблюдения, беседы, путем анализа продуктов деятельности, обобщения независимых характеристик.

          Особое значение приобретает изучение личности обвиняемого, необходимое не только для проведения успешного допроса, но и для расследования в целом, а также для правильного решения дела в суде и последующей работы по исправлению и перевоспитанию осужденного.

          Изучение личности допрашиваемого необходимо для определения наиболее эффективных приемов психологического взаимодействия с данным лицом, а также для построения вероятностных моделей его поведения на допросе. "Планируя преодоление возможного противодействия, – отмечает М.И. Еникеев, – необходимо учитывать такие личностные особенности допрашиваемого, как рефлексивность, гибкость или ригидность (застойность) его мышления, а также характерологические качества: агрессивность, конфликтность поведения, устойчивость или неустойчивость к стрессам, к неожиданно возникшим сложным обстоятельствам. Поскольку исходные данные о личности допрашиваемого часто бывают очень скудными, возможно построение нескольких наиболее вероятностных моделей поведения подлежащего допросу лица и вариантов тактики его допроса".

          Важным элементом подготовки к допросу является составление его плана. План может быть развернутым или кратким, письменным или мысленным. Он должен содержать перечень вопросов, которые в следственной тактике подразделяются на дополняющие, уточняющие, напоминающие, контрольные, изобличающие.

          Дополняющие вопросы задают с целью восполнить полученные показания, устранить имеющиеся в них пробелы. Они могут быть направлены на детализацию показаний.

          Уточняющие вопросы также могут задаваться с целью детализации показаний, но чаще – для уточнения, конкретизации полученных сведений.

          Напоминающие вопросы направлены на оживление памяти допрашиваемого, на возникновение тех или иных ассоциаций, с помощью которых он припомнит интересующие следователя факты. Напоминающих вопросов обычно задается несколько, чтобы помочь допрашиваемому припомнить обстоятельства забытого события. При этом "напоминающие вопросы, – подчеркивает Р.С. Белкин, – не следует смешивать с наводящими вопросами, т. е. такими вопросами, формулировка которых содержит в себе ответ, желаемый для спрашивающего: "Был ли на Иванове в тот вечер серый плащ с металлическими пуговицами?". В силу того, что наводящие вопросы оказывают внушающее воздействие на допрашиваемого, ориентируют его в том, какой ответ хотел бы услышать от него следователь и поэтому могут помешать установлению истины при расследовании, они запрещены законом".

          Контрольные вопросы задаются с целью проверки полученных сведений.

          Изобличающие вопросы направлены на изобличение допрашиваемого во лжи, очевидной для следователя. Обычно они сопровождаются предъявлением допрашиваемому достоверных доказательств, опровергающих его показания.

          Успешность допроса во многом определяется правильным выбором времени его проведения и правильной организацией вызова допрашиваемого лица. Как свидетельствует практика, преждевременный допрос (особенно подозреваемого и обвиняемого), равно как и запоздалый, может отрицательно сказаться на дальнейшем расследовании. При выборе времени допроса необходимо учитывать два фактора: субъективный и объективный.

          К субъективным факторам относится состояние готовности к допросу следователя и допрашиваемого. Перед сложным допросом следователь должен находиться в хорошей "форме", т.е. в таком эмоционально-волевом состоянии, которое обеспечивало бы ему свободное оперирование имеющимися материалами дела, успешный контроль за психикой допрашиваемого лица и управление этой психикой в рамках закона с целью получения от данного лица наиболее правдивых и полных показаний. Следователь также должен успешно регулировать собственные психические состояния во время допроса.

          К объективным факторам, определяющим готовность следователя к допросу, относятся: обстоятельное изучение им материалов дела, разработка версий, которые следует проверить при допросе, составление подробного плана допроса, изучение личности допрашиваемого лица.

          Обязательным условием при подготовке к сложному допросу (в первую очередь подозреваемого и обвиняемого) является разработка психологических приемов установления контакта с допрашиваемым, поскольку во многих случаях именно отсутствие психологического контакта становится препятствием к раскрытию преступления вообще.

          Решение вопроса о том, где, в каком месте допрашивать (по месту производства расследования или по месту нахождения допрашиваемого), зависит от конкретной ситуации.

          12. 2. Психология допроса свидетеля и потерпевшегоИз отдельных разновидностей допроса самым распространенным является допрос свидетелей и потерпевших. Любое лицо, которое способно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, может быть свидетелем, за исключением защитника обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника.

          Свидетелем может быть как человек, непосредственно воспринимавший событие преступления или другие обстоятельства, имеющие значение для дела, так и тот, кому стало известно об этом со слов других лиц или из документов, а также из других источников.

          Потерпевшим является лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Он так же, как свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым.

          Допрос свидетелей и потерпевшего разделяется на четыре стадии: установление психологического контакта с допрашиваемым; свободный рассказ допрашиваемого; постановка уточняющих вопросов; ознакомление с протоколом и магнитной записью показаний.

          Установление следователем психологического контакта с допрашиваемым, как ранее отмечалось, является необходимой предпосылкой достижения цели допроса. "Под психологическим контактом с допрашиваемым, – отмечает Р.С. Белкин, – понимают создание такой атмосферы допроса, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях, осознает необходимость способствовать своими показаниями установлению истины".

          На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид (подтянутость, опрятность).

          После установления контакта с допрашиваемым следователь предлагает ему рассказать все известное по делу. Данный этап допроса называется свободным рассказом допрашиваемого, в процессе которого он излагает известные ему факты в той последовательности, которую он избирает сам или которую ему рекомендует следователь.

          Следователю не рекомендуется прерывать вопросами или репликами свободный рассказ допрашиваемого, чтобы не сбить его с последовательного изложения обстоятельств, имеющих отношение к делу.

          После изложения показаний следователь с помощью различных вопросов уточняет, восполняет пробелы, выявляет новые факты, не упомянутые в свободном рассказе. Если полученные показания, по мнению следователя, являются ложными, то он должен: 1) при добросовестном заблуждении допрашиваемого помочь ему исправить ошибки; 2) при умышленной даче ложных показаний – изобличить его во лжи и заставить дать правдивые показания.

          Как показывает следственная практика, во многих случаях допрашиваемые забывают какие-то отдельные детали интересующего следствие события. Забывание – естественный процесс, поэтому следователя должно настораживать не столько то, что допрашиваемый забыл какие-то факты, сколько то, что он слишком легко приводит подробности давно происшедшего события: это может свидетельствовать о заученных показаниях.

          Более прочно запоминает обстоятельства события потерпевший, поскольку пострадавшим лицом они воспринимаются и переживаются эмоционально, но и у этого лица запоминание может иметь определенные пробелы.

          В целях "оживления» памяти свидетеля или потерпевшего (эти приемы можно использовать также и при допросе подозреваемого и обвиняемого, которые искренне стараются вспомнить то или иное обстоятельство) применяются следующие тактические приемы.

          1. Допрос с использованием ассоциативных связей

          а) По смежности. В процессе формирования показаний в памяти свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого образуются ассоциации по принципу смежности между образами предметов и явлений в том одновременном или последовательном порядке, в каком они воспринимались. Чтобы помочь допрашиваемому припомнить интересующий факт, следователь напоминает ему о предмете или явлении, которые находились с предметами допроса в пространственной или временной связи. С этой целью допрашиваемого могут вывозить на место происшествия, где в его памяти "оживают» детали происшедшего.

          б) По сходству. Аналогичную функцию, что и в предыдущем приеме, выполняет предъявление допрашиваемому не относящихся непосредственно к делу предметов, слов, выражений и т.д. Предложенный следователем раздражитель (например, фотография человека) может вызвать в памяти допрашиваемого образ какого-то человека, похожего на изображенного на фотографии.

          в) По контрасту. Этот прием основан на использовании временных связей в памяти допрашиваемого, включающих представления о противоположных, контрастирующих объектах. Например, событие, интересующее следствие, произошло летом. Если допрашиваемый затрудняется сказать, когда это событие было, то, напомнив ему о зиме, можно помочь восстановить в его памяти забытое время.

          г) С помощью наглядности. Этот прием применяется в том случае, когда допрашиваемый затрудняется сформулировать словами те или иные признаки предмета, явления. Тогда ему предъявляют те или иные предметы, связанные с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулом для припоминания: их вид вызовет связанные с ним в памяти допрашиваемого ассоциации, которые и приведут к припоминанию интересующего объекта.

          2. Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств

          При повторной даче показаний допрашиваемый может вспомнить забытые им при первом допросе факты, обстоятельства. Объясняется это психологическим механизмом реминисценции, под которым понимается явление усиления в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении.

          Приемы по "оживлению» ассоциативных связей могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает неверные показания, добросовестно заблуждаясь и искренне полагая, что говорит правду.

          12. 3. Психология допроса подозреваемого и обвиняемогоДопрос подозреваемого и обвиняемого по сравнению с допросом свидетеля и потерпевшего имеет свои особенности. Эти особенности проявляются уже в специфике установления психологического контакта.

          Человек, глубоко раскаивающийся в совершенном преступлении, еще задолго до допроса испытывает угрызения совести, чувство стыда, сожаления о содеянном. Такой обвиняемый, видя в следователе человека, сопереживающего вместе с ним, желающего объективно разобраться в случившемся, проникается доверием к следователю и его разъяснению, думает что чистосердечное признание своей вины и дача правдивых показаний явится смягчающим вину обстоятельством. Такая позиция обвиняемого, безусловно, является основой для установления контакта между следователем и допрашиваемым.

          Важную роль в установлении контакта с обвиняемым играет эмоциональное состояние следователя, его настроенность и тон допроса. По механизму зеркальности допрашиваемый "заражается» соответствующим эмоциональным состоянием следователя. Поэтому спокойный, ровный тон следователя, его эмоциональная уравновешенность снимает напряженность у допрашиваемого, а стремление следователя объективно, непредвзято разобраться во всем вызывает у допрашиваемого доверие к нему.

          Более сложным может оказаться установление контакта с обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще к тому же ранее судимым. Иногда в подобной конфликтной ситуации контакт установить не удается. Допрос приобретает характер противоборства, и в таких условиях психологической задачей следователя является внушение обвиняемому уважения к своему противнику, чувства безнадежности обмануть следствие. Это уже первый шаг к установлению контакта и побуждению обвиняемого к даче правдивых показаний.

          Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора или попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого-либо из соучастников. Однако бесконфликтность ситуации в начале допроса может обостриться грубым и фамильярным поведением следователя по отношению к допрашиваемому его нечуткостью, невниманием к человеческой судьбе допрашиваемого, неумением и нескрываемым нежеланием понять его.

          "У. явилась в дежурную часть РОВД и заявила, что несколько минут назад она убила своего сожителя В. Проведенной проверкой: было установлено, что В. действительно убит в доме У. ударом ножа в область сердца.

          Следователь К. после осмотра места происшествия допрос доставленной к нему в кабинет У. начал со слов: "Ну-ка, расскажи, как ты его замочила?". В ответ У. выругалась нецензурными словами и категорически отказалась давать какие-либо показания.

          К чести К. – это был молодой следователь – он тут же осознал свою ошибку, сообщил о случившемся прокурору и попросил передать дело другому следователю. Последнему потребовалось затратить длительное время для установления с У. контакта, после чего подозреваемая подробно рассказала о мотивах и обстоятельствах совершенного ею убийства".

          Однако в большинстве случаев следователю приходится сталкиваться с такой ситуацией, когда обвиняемый в начальной стадии расследования отказывается от дачи каких-либо показаний. Тогда следователю приходится оказывать на такого обвиняемого тактическое воздействие, которое осуществляется путем:

          1) убеждения обвиняемого в неправильности занятой им позиции;

          2) использования факта дачи показаний соучастниками обвиняемого;

          3) использования противоречий между интересами соучастников.

          Тактика допроса подозреваемого сходна с тактикой допроса обвиняемого, хотя и имеет некоторые особенности. Они состоят в том, что данные о личности подозреваемого, которыми располагает следователь, обычно ограничены. Кроме того, у следователя при допросе подозреваемого еще нет убедительных доказательств, как при допросе обвиняемого. Вместе с тем есть и преимущество – фактор внезапности, что не позволяет допрашиваемому продумать линию зашиты, осмыслить, какими доказательствами его вины располагает следствие.

          12. 4. Психологические особенности допроса при изобличении допрашиваемого во лжиЛожные показания дают не только подозреваемые, но и свидетели и потерпевшие. Допрашиваемый может давать ложные показания как в своих интересах, так и в ущерб им (например, при самооговоре). Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть следующие:

          – боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников и знакомых;

          – опасение испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу;

          – желание выгородить или смягчить вину подозреваемого (обвиняемого) в силу родственных, семейных, дружеских побуждений либо из корыстных соображений, а также противоположное намерение усугубить вину указанных лиц – из мести, ревности и т.д.;

          – нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т.д.;

          – стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение и т.д.

          Мотивы дачи ложных показаний потерпевшим сходны с перечисленными, к ним можно добавить только такие мотивы, как: I) желание преуменьшить вред, причиненный преступлением потерпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей; 2) стремление преувеличить причиненный преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и т.д.).

          Что касается мотивов дачи ложных показаний подозреваемым и обвиняемым, то они весьма разнообразны. В следственной практике наиболее часто встречаются следующие:

          1) желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление – действительное или мнимое;

          2) стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений;

          3) стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахвальства и т.д.;

          4) стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека.

          Лицо, дающее заведомо ложные показания, оказывает противодействие следствию, вступает со следователем в противоборство, в результате чего создается конфликтная ситуация.

          Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний, следователю необходимо использовать тактические приемы.

          При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего можно прибегнуть к таким приемам:

          – убеждение в неправильности занятой позиции, ее антигражданском характере;

          – разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;

          – разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых;

          – воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого (чувство собственного достоинства, смелость, благородство, принципиальность и т.д.).

          Следственная тактика располагает целым арсеналом приемов изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания. Рассмотрим основные.

          1. Убеждение. Этот прием заключается в обращении следователя к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия расследованию совершенного преступления, а также преступлений прошлых лет, оставшихся нераскрытыми.

          2. Использование положительных свойств личности допрашиваемого. Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу. Каждому человеку свойственно стремление к самоуважению, и поэтому, апеллируя к честности, порядочности допрашиваемого, к его заслугам в прошлом, авторитету в коллективе, среди товарищей, его личному и социальному статусу, его можно убедить быть откровенным, правдивым.

          3. Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому "развертывать» ложь, когда у следователя имеется достоверная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса. В этом случае лживые показания допрашиваемого немедленно отклоняются, ложь пресекается в "зародыше» путем предъявления имеющихся доказательств или других средств воздействия. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами допрашиваемый часто переходит от лжи к правде.

          4. Выжидание. Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче ложных показаний или отказу от дачи показаний, а другой – к признанию своей вины, раскаянию в содеянном. Такая борьба мотивов не затухает и может проявиться достаточно сильно при умелом тактическом воздействии следователя и в процессе допроса. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно "закладывает» в его сознание такую информацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных показаний.

          5. Допущение легенды. Нередко следователь, зная либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания – легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Вступив в своего рода игру с допрашиваемым, он исходит из намерения выудить у того как можно больше деталей, конкретики, подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в протоколе допросов. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. Застигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи допрашиваемый может дать правдивые показания.

          6. Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела, считает это действие невозможным. Например, следователь заявляет обвиняемому, дающему ложные показания, о намерении провести очную ставку с лицом, которого, по мнению допрашиваемого, уже нет в живых.

          Разновидностью использования фактора внезапности на допросе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств. Эффективность этого приема зависит также от того, допускает ли подозреваемый или обвиняемый, что данные доказательства могут оказаться у следователя. А.В. Дулов назвал такой прием, оказывающий сильное психологическое воздействие на обвиняемого (подозреваемого), "эмоциональным экспериментом". Он пишет: "Это действие является экспериментом по той причине, что следователь специально создает условия, при которых резко изменяется эмоциональное состояние допрашиваемого, часто влекущее за собой и определенные физиологические реакции. Эмоциональным же эксперимент именуются в связи с тем, что цель его –выявление изменений в эмоциональном состоянии, последующий анализ и использование в допросе этого выявленного изменения. Чем больше событие преступления переживается, сохраняется в памяти обвиняемого (в силу раскаяния или в силу страха перед разоблачением), тем большее эмоциональное воздействие на него будет оказывать информация, напоминающая об этом событии, особенно в том случае, если он не знает о наличии ее в распоряжении следователя, если считает, что эта информация начисто разрушает его линию защиты от предъявленного обвинения".

          В качестве примера можно привести одно из уголовных дел из практики американского Федерального бюро расследования преступлений.

          Безжизненное тело Мэри Стоунер, 12 лет, было обнаружено в 16 километрах от ее дома в пригородных зарослях. В последний раз ее видели за несколько дней до исчезновения, когда она вышла из школьного автобуса возле своего дома.

          Причиной смерти стал удар камнем, расколовший череп. Окровавленное орудие убийства обнаружили и изъяли полицейские, производившие осмотр места происшествия.

          Подозрение пало на Даурела Девьера, 24 лет. Проверка его на полиграфе не дала никакого результата. О том, как развивались события дальше рассказал сотрудник ФБР Джон Дуглас, консультировавший местных сыщиков.

          "Я сказал полицейским, что теперь, когда он понимает, что детектор лжи ему не страшен, остается лишь один путь уличить его – допрос. Прежде всего его следует провести ночью. Поначалу преступник будет ощущать себя более комфортно, поскольку ночной допрос будет означать, что он не станет добычей прессы. Однако допрос после окончания рабочего дня также будет свидетельствовать о серьезных намерениях полиции.

          В допросе должны участвовать как агенты ФБР, так и местная полиция. Он поймет, что против него обращена вся мощь правительственных структур.

          Далее, советовал я, оборудуйте комнату для допросов. Используйте нижнее освещение, создающее атмосферу таинственности. Сложите на виду стопку папок с его именем. Самое главное, нужно положить на стол окровавленный камень с места происшествия, но так, чтобы увидеть его он мог, только повернув голову.

          Ничего не говорите об этом камне, посоветовал я полицейским, но внимательно наблюдайте за мимикой Девьера. Если он и есть убийца, то он не сможет не обратить на него внимания.

          Из своего опыта я знал, что на преступника, наносящего удар тупым предметом, неизменно попадает кровь жертвы.

          Мой сценарий был выполнен в точности. Когда полицейские ввели Девьера в комнату, подготовленную для допроса, он сразу же посмотрел на камень, покрылся испариной и начал тяжело дышать. Он вел себя нервно и настороженно и явно был подавлен при упоминании о крови. В конце допроса он признался не только в убийстве Мэри Стоунер, но также и в совершении изнасилования".

          Даурел Джин Девьер был обвинен в изнасиловании и убийстве Мэри Стоунер и приговорен к смертной казни. Он был казнен на электрическом стуле 17 мая 1995 г.

          7. Последовательность. Этот прием по своему характеру противоположен предыдущему. Считается, что иногда бывает целесообразно предъявлять доказательства последовательно (по примеру нарастания доказательной силы) и систематически, подробно останавливаясь на каждом из них, чтобы дать обвиняемому "прочувствовать» всю силу отдельного доказательства и всего их комплекса. Вообще в следственной тактике существует целый арсенал приемов предъявления доказательств:

          1) раздельное предъявление различных доказательств в той или иной последовательности;

          2) одновременное предъявление всех имеющихся доказательств;

          3) предъявление вначале косвенных, а затем прямых доказательств;

          4) внезапное предъявление доказательства (о чем речь шла выше);

          5) предъявление доказательств по нарастающей их весомости;

          6) предъявление комплекса доказательств после предварительного сообщения обвиняемому о наличии доказательств, их перечисления с указанием источников их происхождения (либо без указания);

          7) предъявление доказательств как бы невзначай, между делом;

          8) предоставление обвиняемому возможности самому изучить доказательство и оценить степень его убедительности;

          9) фиксация внимания на отдельных признаках доказательства;

          10) сопровождение процесса предъявления доказательства пояснением механизма его образования, обстоятельств его обнаружения;

          11) предъявление доказательств с демонстрацией возможности технико-криминалистических средств по выявлению и расшифровке скрытой информации, содержащейся в этом источнике.

          8-Снятие напряжения. Нередко во время допроса обвиняемый не отказывается от разговора, но и не может его вести, так как чувствует себя скованным, чрезмерно напряженным. В этом случае следователь, воздействуя на допрашиваемого определенным образом, иногда только интонациями голоса, отдельными фразами старается снять эту напряженность. Успешное снятие напряжения довольно часто влечет за собой откровенное признание. Облегчение, наступившее после снятия напряжения, вызывает у допрашиваемого стремление "излиться в беседе", "поговорить по душам".

          9. Использование "слабых мест» личности обвиняемого. Под "слабым местом» личности следует понимать такие ее особенности, используя которые можно добиться правильных, правдивых показаний на допросе. "Слабым местом» допрашиваемого может быть склонность к меланхолическим переживаниям, вспыльчивость, тщеславие и т. д. Так, в запальчивости и гневе обвиняемый расскажет то, чего не высказал бы в обычном состоянии (например, выдаст своих соучастников). В то же время следственная этика запрещает апеллировать к низменным качествам допрашиваемого (жадность, стяжание и др.).

          10. Инерция. Это своеобразный прием, сущность которого сводится к тому, что следователь, беседуя с обвиняемым, незаметно переводит разговор из сферы отвлеченного, постороннего разговора в сферу разговора по существу. При этом обвиняемый, говоря о "постороннем", "по инерции» проговаривается о том, о чем не хотел бы говорить. Для получения большего эффекта необходимо более часто осуществлять такие переходы от одного предмета беседы к другому.

          11. Отвлечение внимания. Обвиняемый всегда чутко и пристально следит за ходом допроса с целью уловить, что для следователя важно и что представляется ему второстепенным. В связи с этим допрашиваемый стремится сосредоточить свое внимание на чем-то Т>дном, по его мнению, главном. "Учитывая это обстоятельство, – отмечают Л.Б. Филонов и В.И. Давыдов, – следователи искусственно переводят внимание допрашиваемого на участки, не имеющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают его внимание от более важных участков. Все это предпринимается в расчете на то, что допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожностью, небрежнее к тем обстоятельствам, о которых следователю было бы желательно получить более детальную информацию".

          12. Создание впечатления хорошей осведомленности следователя. Сущность этого приема заключается в том, что следователь, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. Это может достигаться, во-первых, умением вести себя определенным образом, во-вторых, с помощью достоверной информации, в то время как обвиняемый не предполагает, что это за сведения (отдельные детали биографии, факты из дела и т. д.). В результате у допрашиваемого создается впечатление, что следователь знает не только отдельные подробности дела, но и все остальное. Это в итоге может заставить обвиняемого прекратить запирательство.

          13. Создание "незаполненности". Этот прием применяется в тех случаях, когда при отсутствии достаточного количества доказательств следователь ведет свои рассуждения, опираясь на ряд достоверных фактов. Он только показывает обвиняемому "незаполненные» места в деле. В то же время, рисуя в основном достаточно ясную и полную картину события, он вместе с допрашиваемым прослеживает логику отдельных фактов и предлагает ему заполнить неясные места. Эти незаполненные места и неясности, отмеченные следователем, вызывают у допрашиваемого беспокойство и естественную потребность освободиться от нелогичности, привести все сказанное в соответствие с логикой.

          14. Форсированный темп допроса. Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль "противника» заранее заготовленными ходами в форме вопросов или суждений. При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и "растягивать» ответ.

          Существует ряд других тактических приемов допроса обвиняемого, более подробно рассмотренных Л.Б. Филоновым и В.И. Давыдовым в упомянутой работе.

          Глава 13. Психологические особенности адвокатской деятельности. Психология адвокатаОбеспечение обвиняемому права на защиту во многом способствует установлению объективной истины по уголовному делу, оно возможно только в результате активной, целенаправленной деятельности по всестороннему, полному и объективному исследованию материалов дела, тщательного анализа как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого доказательств.

          Участвуя в качестве защитника по уголовному делу, адвокат выполняет важную задачу: защиту обвиняемого от предъявленного ему обвинения. Настойчивая, принципиальная, квалифицированная защита – одна из гарантий того, что ни один невиновный не будет предан суду и осужден, что ни одно решение, принятое следственными или судебными органами, не нарушит прав и законных интересов обвиняемого.

          Защита интересов обвиняемого представляет собой важную часть деятельности по осуществлению правосудия.

          Давая психологический анализ деятельности по осуществлению правосудия, А.В. Дулов выделяет в ней следующие структурные компоненты: познавательный, коммуникативный, конструктивный, организаторский, воспитательный и удостоверительный. Перечисленные компоненты присущи также и защитительной деятельности, за исключением последнего – удостоверительного.

          В процессе осуществления защиты адвокату приходится познавать, исследовать множество различных фактов и обстоятельств, относящихся к прошлому и настоящему, которые он должен осмыслить с позиций защиты, т. е. проанализировать имеющиеся в деле доказательства с точки зрения возможности использования их для оправдания подзащитного или смягчения его вины. Специфика защиты, своеобразие ее задач придают познавательной деятельности защитника в процессе расследования и судебного разбирательства уголовного дела особые черты, к которым относится прежде всего односторонний характер защитительной деятельности: необходимость познания главным образом оправдывающих или смягчающих вину обвиняемого обстоятельств.

          Успех в работе адвоката во многом зависит от его умения общаться с людьми: строить правильные взаимоотношения с подзащитным, следователем, прокурором, судом и другими участниками уголовного процесса, устанавливать психологический контакт, в первую очередь с подзащитным, изыскивать законные и реальные возможности для оказания ему психологической помощи, а в некоторых случаях – и определенного психологического воздействия.

          "Все указанное, – отмечает Я.С. Аврах, – составляет содержание коммуникативного компонента защитительной деятельности. Коммуникативность позволяет более глубоко проанализировать психологические причины совершения преступления, охарактеризовать личность обвиняемого, правильно построить взаимоотношения в уголовном процессе, наладить общечеловеческие и процессуальные связи, исследовать характер положительных и отрицательных обстоятельств и причины конфликтных ситуаций, возникающих в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства дела".

          Защитнику обвиняемого коммуникативность как качество личности, безусловно, необходима. Именно это качество помогает адвокату правильно подходить к людям, разбираться в них, налаживать личные и деловые отношения с субъектами уголовно-процессуальной деятельности.

          Психологи установили, что успех коммуникативной деятельности во многом зависит от такого фактора, как совместимость людей, под которой понимают процесс взаимного согласования и адаптации функциональных, коммуникативных и личностных качеств общающихся. В коммуникативной деятельности адвоката указанное психологическое явление имеет важное значение", поскольку на принципе совместимости в немалой степени основывается выбор обвиняемым защитника, отказ от него, психологический подход защитника к обвиняемому и установление с ним психологического контакта. Нередко в основе встречающихся в практике случаев отказа обвиняемого от ранее избранного им защитника лежит не что иное, как психологическая несовместимость.

          Существует ряд факторов, которые способствуют возникновению совместимости в деятельности адвоката. К ним относятся: а) комплекс индивидуально-психологических качеств защитника и обвиняемого; б) профессиональные навыки защитника, определяемые знаниями, умениями, опытом; в) общая и профессиональная культура адвоката; г) правильное понимание защитником своего процессуального положения. Последнее имеет важное значение потому, что при наличии четко выраженной односторонней функции, выполняемой адвокатом в процессе, необходимо умело сочетать защиту законных интересов обвиняемого с интересами правосудия. Важно найти ту грань, которая позволяет установить норма


--
«Логопед» на основе открытых источников
Напишите нам
Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14)


Комментарии
VK
Нажмите, чтобы загружать комментарии...
:)