Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по педагогике 2

Волков Г.Н. Этнопедагогика: Учеб. для студ. сред. и высш. пед. учеб. з

Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9)
          Эта книга – первый учебник по этнопедагогике для будущих учителей. В нем характеризуется национально-региональная и этническая культура воспитания, освещаются важные темы этнопедагогики: этнопедагогическая система как национальный и общечеловеческий феномен; педагогическая эволюция; факторы, методы, средства и приемы народного воспитания; современное функционирование народной педагогики и др.

          ПРЕДИСЛОВИЕ

          Учебная книга по этнопедагогике создается впервые не только в нашей стране, но и во всем мире. Она давно нужна педагогам, особенно – воспитателям детских садов и учителям, работающим в начальных классах общеобразовательных школ.

          Настоящая учебная книга призвана реализовать две величайшие заповеди – Яна Амоса Коменского и Константина Дмитриевича Ушинского: природосообразности и народности. Народная педагогика, являющаяся предметом этнопедагогики, – педагогика природо-сообразная и жизнесообразная, демократическая и гуманистическая.

          Принцип народности, научно обоснованный К.Д.Ушинским, как священный принцип национального воспитания в условиях демократизации общества приобретает необычайную актуальность. У великого педагога-патриота народность максимально окрашена национальной созидательной идеей, освящена, согрета ею.

          Три принципиальные установки К.Д.Ушинского имеют для настоящего пособия определяющее значение: 1) «...народ имеет свою особую характеристическую систему воспитания'; 2) «в душе человека черта национальности коренится глубже всех прочих'; 3) «воспитательные идеи каждого народа проникнуты национальностью более, чем что-либо другое».

          Создание подлинно национальной школы – русской, украинской, татарской, якутской, чукотской, любой другой – возможно только на этнопедагогической основе. Народная культура воспитания представляет собой основу всякой культуры. Никакое национальное возрождение, никакое воссоздание прогрессивных народных традиций невозможно без приведения в действие исконных традиций воспитания, народной педагогики.

          Начальная школа непременно должна быть последовательно национальной, это – школа родного языка, естественное продолжение «школы материнской». Формирование полноценного учителя начальной школы немыслимо без его специальной этнопедагогической подготовки.

          Настоящее учебное пособие является первой попыткой оказания реальной помощи педучилищам в этнопедагогической подготовке будущих учителей. Поэтому автор надеется на помощь читателей – советами, замечаниями, товарищеской критикой. При последующих переизданиях предполагается существенно расширить методический аппарат книги за счет специальных разделов – этнопедагогического практикума и этнопедагогического семинария.

          Автор выражает благодарность гуманитарному научному фонду за оказание поддержки в подготовке этой книги.

          ГЛАВА 1 ПРЕДМЕТ ЭТНОПЕДАГОГИКИ

          Этнопедагогику можно было бы в общем и целом представить как историю и теорию народного (естественного, обыденного, неформального, нешкольного, традиционного) воспитания. Этнопедагогика – наука об эмпирическом опыте этнических групп в воспитании и образовании детей, о морально-этических и эстетических воззрениях на исконные ценности семьи, рода, племени, народности, нации. Этнопедагогика объясняет народную педагогику и предлагает пути ее использования в современных условиях, собирает и исследует опыт этнических групп, основанный на многовековом, естественно развивающемся соединении народных традиций. Предметная область этнопедагогики не остается неизменной: задачи формируются и уточняются в зависимости от изменений социального заказа, связанного с движением общественного самосознания.

          Этнопедагогика изучает процесс социального взаимодействия и общественного воздействия, в ходе которого воспитывается, развивается личность, усваивающая социальные нормы, ценности, опыт; собирает и систематизирует народные знания о воспитании и обучении детей, народную мудрость, отраженную в религиозных учениях, сказках, сказаниях, былинах притчах, песнях, загадках, пословицах и поговорках, играх, игрушках и пр., в семейном и общинном укладе, быте, традициях, а также философско-этические, собственно педагогические мысли и воззрения, т.е. весь педагогический потенциал, оказывающий влияние на процесс историко-культурного формирования личности.

          Выдающиеся педагоги прошлого много внимания уделяли изучению педагогических воззрений народа и его педагогического опыта. Педагоги-классики полагали, что народная педагогика обогащает науку о воспитании, служит ее опорой и основой. Я.А. Коменский на основе обобщения опыта домашнего воспитания в трудовых семьях выдвинул и разработал идею «материнской школы», цель которой – все семьи поднять до уровня лучших семей, где разумнее всего поставлено воспитание. При обосновании принципа природосообразности великий педагог также учитывал народный опыт. Некоторые дидактические правила даны им в форме народных афоризмов, а в ряде случаев народные афоризмы составляют какой-то элемент дидактических положений. Показательно, что отец педагогической науки свою просветительскую деятельность начал как собиратель произведений устного творчества чешского народа, как исследователь его традиций и обычаев. Первый труд, задуманный им, – это «Сокровищница чешского языка», в которой он мечтал собрать все – отточенные граниты слов, жемчужины поговорок, тонкие созвучия выражений и оборотов речи. А чудо из чудес народной педагогики – «Мудрость старых чехов'?!

          Песталоцци в своих произведениях «Как Гертруда учит своих детей», «Книга для матерей», «Лингард и Гертруда» дает педагогические выводы в форме народной педагогики, как результат обобщения педагогического опыта необразованной крестьянской семьи; как воплощение своей мечты о такой школе, которая соответствовала бы потребностям народа. Песталоцци все время аппелирует к народному педагогическому опыту и народным воззрениям на воспитание. Отчий дом он называет школой нравов. По его мнению, средства воспитания народная школа должна черпать в самой жизни народа.

          Народную педагогику К.Д.Ушинский считал одним из важнейших факторов, под влиянием которых складывалась отечественная педагогическая наука. Он высказал самое главное и самое важное для всей педагогической науки: «Народ имеет свою особую характеристическую систему воспитания... Только народное воспитание является живым органом в историческом процессе народного развития». Сказки и рассказы Ушинского – лучший пример использования народной педагогики в воспитании как в семье, так и в школе. Народная педагогика – не наука, но предмет науки этнопедагогики.

          В народной педагогике господствует живой опыт воспитания. Народная педагогика, отражая определенный уровень педагогических знаний, конкретный исторический этап в духовном прогрессе человечества, служит основой, на которой возникла и развивалась педагогическая наука. Но и в последующем – как возникновение художественной литературы не уничтожило устного творчества, так и педагогическая наука не вытеснила совсем из повседневной жизни народа его педагогические воззрения. Педагогическая наука и народная педагогика вступили в сложные взаимодействия друг с другом и взаимно благоприятствовали развитию друг друга, создавая единое пространство, которое может быть названо педагогической культурой.

          В народе испокон веков вырабатывался свой, самобытный нравственный уклад, своя духовная культура. У всех народов было много обычаев и традиций, облагораживающих жизнь трудящихся. Они проявлялись и в отношении к природе, и в поэзии земледельческого труда, и в устном народном творчестве, и в удивительных народных ремеслах, и в красоте одежды, и в православных законах гостеприимства, и в добрых обычаях хорошего тона и правилах приличия.

          Устои народной, особенно старой деревенской жизни не следует идеализировать: в них немало противоречивого, угрюмого, черного, заскорузлого. Эти противоречия, порождаемые историческими условиями, накладывали свой отпечаток и на народные педагогические традиции. Однако духовную жизнь народа всегда определяли труд, душевный талант и человечность, именно они способствовали воспитанию подлинно народных характеров. Так, например, очень много смысла в тысячелетней чувашской традиции, когда трудолюбивым называют только того, кто и нелюбимую работу делает с любовью.

          Уменьшение различия между городом и деревней не означает разрушения духовных традиций села, в ряду которых важное место всегда занимали традиции воспитания подрастающего поколения. Успешное развитие культуры, системы народного образования возможно только на естественном многовековом фундаменте народных традиций. Педагогические наука и практика, игнорирующие коллективный педагогический опыт народа, не могут стать существенным элементом массовой педагогической культуры.

          Многогранная жизнь народа, его борьба и победы – основной и главный объект исторической и других гуманитарных наук. К их числу относится и этнопедагогика, предмет которой – народная педагогическая традиция. Изучение народного творчества чрезвычайно важно для выявления того ценного, что вкладывает каждый народ в мировую культуру. Изучая народное творчество, этнопедагог нередко помогает его возрождению и дальнейшему развитию. Но так как педагогическая культура использовала народное творчество, развивала его и была неразрывной его частью, то сказанное справедливо для любых историко-педагогических исследований.

          В чем эффективность народной педагогики и сильные стороны деятельности народных педагогов? В каких соотношениях находятся в ней интуиция, талант, знания? Какова взаимосвязь педагогических воззрений народа и его педагогической практики? Каким должно быть воздействие народной педагогики в организации влияния на детей?

          Чем больше будет участников педагогического процесса, понимающих воспитательное дело и желающих его улучшить, тем будет эффективнее его определяющее воздействие на подрастающее поколение. Народная педагогика есть педагогика масс, всеобщая педагогика, а не педагогика только педагогов-профессионалов. Тем не менее она важнее всего для педагогов, особенно же – для воспитателей детских садов и учителей начальных классов. Народная педагогика, представляющая собой пансофию воспитания, с ее поклонением матери, с культом ребенка, с верой во всесилие отца, представляет собой своего рода педагогическую религию. Да и родительский дом – это своего рода храм семейной духовности, в котором домашний очаг – алтарь, дети – ангелы, мать – богоматерь, отец – «патриарх всея семьи»...

          Этнопедагогика исследует педагогический опыт трудящихся, выявляет возможности и эффективные пути реализации прогрессивных педагогических идей народа в современной науке и практике, анализирует педагогическое значение тех или иных явлений народной жизни и разбирает их соответствие или несоответствие современным задачам воспитания.

          До сих пор бытуют педагогические представления, которые сегодня воспринимаются как устаревшие, как суеверия и предрассудки, хотя нет достаточных оснований для их однозначной отрицательной оценки. В этнопедагогике находит подтверждение мысль французского ученого А.Леруа-Гурана: «Народ является самим собою лишь благодаря своим пережиткам». Более того, праздники, приметы, гадания и другие элементы народной педагогики относятся к наиболее эффективным средствам интенсификации духовной жизни личности. И могут быть в той или иной степени востребованы современной педагогикой. Актуально также изучение педагогической сущности новых обычаев. Современные обычаи и их преемственная связь со старыми, взаимодействие старых форм и нового содержания традиционных народных праздников – эти проблемы не могут не интересовать этнопедагогику.

          Задача исследования народных традиций состоит в том, чтобы проследить, как они образовались, почему сохраняются, каковы условия и какова потребность, которая приводит не только к сохранению, но и к постоянной и, можно сказать, естественной переработке этих традиций, и, наконец, в чем секрет их существования, в котором непрерывное умирание неотделимо от вечного возрождения.

          Этнопедагогика выясняет педагогические возможности старых обычаев в современных условиях и определяет целесообразность новых обычаев, содействующих воспитанию человека. Она делает достоянием педагогов воспитательный опыт многих народов. Сравнительный анализ педагогических достижений позволяет выделять наиболее рациональное, наиболее объективное и ценное для педагогической теории и практики. Таким образом, этнопедагогика обращена лицом к практике, она служит ей, вооружая учителей педагогическими средствами, проверенными многовековой воспитательной практикой.

          Предмет этнопедагогики включает следующие проблемы: педагогика семейного быта; поговорки и пословицы народов мира и их значение и передаче нравственного опыта подрастающим поколениям, загадки как средство умственного воспитания; народные песни и их роль в эстетическом воспитании детей и молодежи, самодельные игрушки и творчество детей; детская и молодежная среда, ее педагогические функции; колыбельные песни народов мира как выдающиеся достижения материнской поэзии, материнской школы и материнской педагогики; общность педагогических культур разных народов и национальная их самобытность и др.

          Общность педагогических культур объясняется многими факторами:

          а) общностью исторических условий развития разных народов;

          б) общностью целей и интересов народов всех стран, их общечеловеческими духовно-нравственными ценностями;

          в) общностью основ народной психологии;

          г) общностью географических условий;

          д) взаимовлиянием педагогических традиций разных народов.

          Эта общность проявляется в представлениях народа. Например, в представлении о единстве трудящихся. Поговорка «В единении – сила» на многих языках звучит как афоризм. Пословицы и поговорки разных народов, призывающие трудящихся к объединению своих усилий, звучат по-разному, но имеют одинаковый смысл: в них показывается всесильность сплоченных людей и обреченность человека, оказавшегося вне общества. Вот примеры: «Громада – великий человек» (укр.), «Мир по слюнке плюнет, так – море» (рус.), «Если весь мир плюнет, сделается озеро» (тат.), «Деревня плюнет, озеро образуется» (морд.), «Один плюнет – высохнет, народ плюнет – получится озеро» (чув.), «Если вздохнуть всем народом – ветер будет» (рус.), «Народ вздохнет разом – будет буря, топнет ногой разом – будет землетрясение» (кит.). У многих африканских народов в разных вариантах встречается поговорка: «Когда в реку войдешь дружной толпой, крокодил никого не тронет». Мысль о силе солидарности ярко подчеркивается народами следующим образом: «Сноп без перевясла – солома» (рус.), «Когда прутья в метле – богатырь не сломит, развязали метлу – по прутику переломает ребенок» (груз.), «Витая мочалка – веревка, невитая – сор» (чув.), «Муравьиная рать льва одолеет» (азерб.), «Мал муравей, а большую гору строит» (кор.), «Мал муравей, а роет склон горы» (чув.), «Сплоченность людей – нерушимая крепость» (кор.), «Слабые вместе – сила, сильные в одиночку – слабость» (чув.).

          В народных афоризмах ярко подчеркивается обреченность одиночки. Убедительность достигается посредством сравнения слабости одиночки с силой сплоченных людей: «Тысяча человек сразу не умирает» (мальгашская), «Одинокий умрет – никого не останется, один из ста умрет – девяносто девять останется» (чув.), «Семьдесят семь одному скорей помогут, чем один – семидесяти семи» (чув.), «Одним пальцем иголку не удержишь» (укр.), «Одна пчела мало меду наносит» (укр.), «Одной рукой узел не развяжешь» (чув.), «Одной рукой узел не завяжешь» (азерб.), «Лучше один день с друзьями, чем сто дней одному» (мальгашская) и др. Приведенные примеры свидетельствуют о духовной общности не только того или иного народа, но и всех народов – человечество едино своими устремлениями. Духовная общность подчеркивается необходимостью солидарных действий: узел надо и завязывать, и развязывать – народы должны действовать так же согласованно, как две руки одного человека, как пять пальцев одной руки.

          Изучение проблемы общности педагогических культур убеждает в том, что во многих случаях именно общность наилучшим образом подчеркивает самобытность культур разных народов. Поэтому конструктивен только диалог культур, ибо ни одна культура, в том числе и самая великая, не может быть самодостаточной.

          Этнопедагогика показывает, что у всех народов, в том числе и исчезающих, в древней самобытной культуре много такого, что в состоянии обогатить мировую цивилизацию. Разве не достойны восхищения педагогические традиции индейцев Америки, которые веками непоколебимо противостоят колонизации угнетателей, вооруженных всеми достижениями современных науки и техники? Этнопедагогический обзор народов России, начиная с чукчей и кончая русскими старообрядцами в Латвии, дает уникальную информацию о великой стране – о России, объединяющей более ста наций и народностей. Веками находясь в дружеских отношениях, они взаимно обогащают друг друга этнопедагогическими приобретениями. И все они велики и гениальны. Народы, объединенные общностью целей, поднимаются на еще более высокий уровень культуры и нравственности. Как все нерусские народы достигли огромных успехов в своем развитии при поддержке русского народа, так и русский народ поднялся на вершину своего величия и славы при бескорыстной материальной и духовной помощи всех других народов. Величие отдельных народов является неразрывной гармонической частью величия общей отчизны дружных народов и в материальном, и в духовном отношениях, в том числе и в педагогическом.

          Итак, этнопедагогика изучает:

          1) основные педагогические понятия народа (уход, воспитание, самовоспитание, перевоспитание, наставление, обучение, приучение);

          2) ребенка как объект и субъект воспитания (родное дитя, сирота, приемыш, ровесники, друзья, чужие дети, детская среда);

          3) функции воспитания (подготовка к труду, формирование морально-волевых черт характера, развитие ума, забота о здоровье, привитие любви к прекрасному);

          4) факторы воспитания (природа, игра, слово, общение, традиция, дело, быт, искусство, религия, пример-идеал (личности-символы, события-символы, идеи-символы);

          5) методы воспитания (убеждение, пример, приказ, разъяснение, приучение и упражнение, пожелание и благословение, заклинание, клятва, просьба, совет, намек, одобрение, упрек, укор, уговор, заповедь, поверь, завет, зарок, раскаяние, покаяние, проповедь, завещание, запрет, угроза, проклятие, брань, наказание, побои);

          6) средства воспитания (потешки, считалки, пословицы, поговорки, загадки, эпос, сказки, легенды, предания, мифы и т.д.);

          7) организацию воспитания (трудовые объединения детей и молодежи, молодежные праздники, общенародные праздники).

          Внутри каждой из названных тем – большое число вопросов и проблем, требующих пристального внимания педагога, изучение которых поможет глубже понять особенности народной педагогики и культуры. Например, уход за ребенком – одно из первых педагогических понятий народа. Он включал в себя кормление, пеленание, одевание, купание, лечение, прогулки и т.п. Много веков тому назад народ уже не только представлял эти элементы отдельно, но и связывал с ними отдельных лиц: кормилица, кормилец, няня и т.п. У каждого лица были вполне определенные обязанности. Если кормилицы были из среды простонародья, то кормильцами становились только наиболее знатные бояре и брали их только в княжеские семьи. В крестьянских семьях лучшими няньками оказывались бабушки, старшие сестры и братья.

          Или взять такой великий и универсальный фактор воспитания, как природа. До сих пор еще не создано обобщающих трудов о том, как народ использовал природные явления в воспитании подрастающего поколения. А.П. Чехов писал, что трудящиеся учились не но книгам, а в поле, в лесу, на берегу реки. Учили их птицы, когда им пели песни, солнце, когда, заходя, оставляло после себя багровую зарю, деревья и травы. В этом процессе самообучения немало интересного и ценного для педагогики. Солнце... Сколько о нем у всех народов песен, загадок, пословиц, сказок! Сколько с ним связано обычаев и обрядов! Человек использовал их и в умственном, и в нравственном, и в эстетическом воспитании, не говоря уже о трудовом и физическом. Природа – это не просто место обитания, это и двор отцовского дома, и звезды на небе, травы и букашки, заповедные леса, священные дубравы и родники, и пни тысячелетних дубов, срубленных прапрадедами и др. Следовательно, исследование педагогических возможностей природы как фактора воспитания представляет безграничный простор для деятельности этнопедагога.

          Безграничный простор для исследования представляет и слово как фактор воспитания. Материнский язык – основа основ развивающейся личности. Мать, лишившая своего ребенка родного языка, духовно порывает с ним, что в последующем развивает в нем комплекс человеческой и этнической неполноценности. В результате деэтнизации человек, теряя лучшие черты и свойства родного народа, взамен не приобретает ничего. В народе говорят: «Не та мать, кто родила, а та, кто воспитала». Нет полноценного воспитания вне сферы духовной культуры родного народа. Новые исторические условия выдвигают много новых вопросов, требуют иных решений старых проблем. Сложно взаимодействие воспитания и религии. Это еще одна обширная область этнопедагогических исследований.

          Педагогическая наука ставит и решает много проблем, которые никогда не ставились и не могли ставиться народной педагогикой. В то же время и у народной педагогики есть такие находки, на которые педагогическая наука не обращала внимания, несмотря на их бесспорную воспитательную ценность. Этнопедагогические исследования могли бы привлечь внимание педагогов к этим находкам, оживить их, вернуть в народное педагогическое сознание, в том числе – и родителям как естественным воспитателям. Сегодня некоторые старинные обычаи становятся общегосударственными традициями: проводы зимы, фестиваль «Русская зима», сабантуй, акатуй – праздник песни и труда (у татар и чувашей), праздник цветов (у марийцев) и др. Опыт показывает, что эффективность учебно-воспитательной работы порою немало зависит от умелого использования педагогических традиций народа, в которых, что очень важно, обучение и воспитание осуществляется в гармоническом единстве. Народные этические и педагогические традиции в настоящее время настолько преданы забвению, что их творческое возрождение вполне справедливо воспринимается как своего рода инновационный феномен. Их диалектическое приспособление к новым социальным условиям приводит к педагогическим находкам, порою – к неожиданно продуктивным новшествам.

          Контрольные вопросы и задания

          1. Приведите примеры и факты влияния народной педагогики на ваше собственное воспитание: назидания бабушки, внушения отца, советы матери, пожелания старших товарищей.

          2. Запишите народную пословицу, первой пришедшую вам на ум.

          3. Назовите народную песню, которая имеет для вас наибольший личностный смысл.

          4. Космонавт А.Г.Николаев рассказывает: «Вместе с отцом пахал, сеял, скирдовал в поле, косил луга... Отец не принуждал. Просто в нашем селе так повелось – мальчишки рано приучались к труду».

          Прокомментируйте это высказывание используя два предложения: «Пусть трехлетний помогает отцу, трехлетняя – матери», русские говорят о чувашах: «У них дитя – одной ногой в колыбели, другой – на пахоте в поле».

          5. Дайте максимально простое и одновременно емкое определение предмета народной педагогики.

          6. Как вы понимаете этнопедагогический подход к явлениям народной жизни.

          ГЛАВА 2 НАРОДНОЕ ВОСПИТАНИЕ В НАСЛЕДИИ КЛАССИКОВ ПЕДАГОГИКИ

          Взаимодействие народной педагогики, народного воспитания отчетливее всего прослеживается в творческом наследии великих педагогов. Особенно поучительными и значимыми в этом отношении являются опыт и идеи Яна Амоса Коменского и гениальных продолжателей его дела – Константина Дмитриевича Ушинского, Антона Семеновича Макаренко, Василия Александровича Сухомлинского.

          1. Я.А. КОМЕНСКИЙ

          Много сил и ума положил Коменский для объединения народов Европы вокруг идей гуманизма и демократии. Сам он трудился в Швеции, Венгрии, Польше, Голландии, Англии. Его имя почитаемо во всем мире. Повсюду он оставлял добрые следы, прежде всего утверждая идеи межнационального гуманизма. На основе патриотической, этнической самоидентификации строилось его братское отношение к другим народам. Родоначальник педагогики, «отец педагогической науки», учитель учителей, Я.А. Коменский был верным сыном своего народа. Уже первые его работы носили народно-педагогический, национально-педагогический характер.

          Вся самоотверженная деятельность Я.А.Коменского определялась желанием помочь своему народу в его стремлении к светлому будущему. Он всесторонне изучает жизнь народа, пишет его историю, исследует географию, составляет карту Родины, собирает чешские пословицы: «Мудрость предков – зеркало для потомков». Вне поля зрения Коменского не остается ни один аспект национального развития: к своей «Великой дидактике» он идет через «Чешскую дидактику», создает труд «О чешской поэзии», в котором воспевает богатство чешского языка и освещает важные вопросы поэтического творчества. Многие десятилетия он отдает сбору материалов для основного своего труда «Сокровищница чешского языка». Ему очень дороги народные традиции и обычаи, он печется о том, чтобы народ имел хороших и мудрых правителей, «связанных со своими подданными узами крови». В эпоху формирования наций его внимание привлекают национальные особенности, становление культурной общности, общность исторических судеб людей, живущих на данной национальной территории.

          В духовной культуре народа родной язык – одно из самых ценных сокровищ. Нежнейшую любовь к своей Родине, к своему народу Коменский выражает, проповедуя неиссякаемую любовь к родному языку. В «Завещании умирающей матери братской общины» в уста умирающей матери им вложены следующие слова: «Я советую тебе и моим сынам содержать в чистоте и блеске любвеобильный, исполненный сердечной теплоты язык наших отцов, оставляя в неприкосновенности его дух, твердость и характер». Коменский боролся за то, чтобы дело демократического и национального народного движения, которому он преданно служил всю свою жизнь, было продолжено и развито в новых условиях его учениками и последователями. Устами той же умирающей матери он восклицает: «Поистине на смертном ложе завещаю я тебе, мое Отечество, все свое наследство. Я дарю его тебе, как пепел после моего сожжения, чтобы ты сделал из него щелок для очищения своих сынов».

          Великий педагог-гуманист добивался того, чтобы учителя детей народа были подлинно народными. Первое и главное требование к ним – изучать, любить родной язык, устное творчество народа. Патриарх педагогики с прискорбием пишет: «...народ и народные языки находятся в величайшем презрении, чем им наносится величайшая обида. Пусть всякому народу все передается на родном языке...» Народный педагог, по мнению Коменского, должен быть патриотом родного языка, родной культуры.

          Патриотическая преданность своему народу побудила Коменского к внимательному изучению народных традиций воспитания и к их творческому использованию в создании научной теории педагогики. В качестве эпиграфа к сочинению «Об изгнании из школ косности» взята поговорка «Дело молодых – работать, дело старых – советовать», встречающаяся у многих народов в таком же виде или с незначительными коррективами. Одно из выдающихся сочинений Коменского «Об изгнании из школ косности» завершается благопожеланием, адресованным венграм, в духе старинных народных традиций: «Благоденствуйте и преуспевайте, взаимно ободряя друг друга! Ибо солнце ваше восходит!»

          О высокой оценке педагогических традиций народа можно судить и по содержанию образования, которое Коменский предлагал для пансофической школы. По его мнению, учащимся школы следует предлагать рассказы на моральные темы, которые могут быть заимствованны из устного народного творчества, проводить с детьми состязания по отгадыванию загадок, изучать обычаи народа, его прошлое и т.д. «Кто успевает в науках, но отстает в добрых нравах, тот скорее отстает, чем успевает» – повторяет он народную поговорку, подчеркивая необходимость нравственного воспитания.

          В истории педагогики Коменский является лучшим из идеалов, личностью-символом. Когда говорят, что народы – великие педагоги и великие педагоги народны, как наиболее яркая иллюстрация возникает история борьбы и побед чешского народа и пример героической жизни его великого сына – Яна Амоса Коменского. Своей героической жизнью Коменский доказал, что только тот народ, который знает и любит свой родной язык, может претендовать на любовь других народов.

          2. К.Д.УШИНСКИЙ

          Великий русский педагог Ушинский перекинул мост от Коменского к новейшим педагогическим исканиям второй половины XIX и начала XX века. Опыт Коменского по просвещению народов Европы он развил и применил в духовном сплочении народов России.

          Ушинский считал, что система воспитания порождается историей народа, его потребностями и бытом, его материальной и духовной культурой, она не может существовать вне решения острых социальных проблем. Труды Ушинского представляют новый этап в педагогической культуре народов России и всего мира.

          Особенно велики заслуги Ушинского в духовном объединении и идейном сплочении прогрессивных педагогических сил в самой России. Все лучшие отечественные педагоги так или иначе были последователями Ушинского. «Наука потому и наука, что принимает в свою область только те выводы, которые справедливы по законам общего человеческого мышления». Вывод о том, что воспитание народно, национально, следует считать научным, ибо он, выражаясь словами самого Ушинского, справедлив по законам общего человеческого мышления. «Каждый образованный народ только тогда имеет значение в науке, когда обогащает ее истинами, которые остаются такими для всех народов».

          Ушинский был вдохновителем педагогов тех народов, которые добивались своей, национальной школы. Это делало великого русского педагога народным просветителем всероссийского и мирового масштаба. Борясь за русскую национальную систему воспитания, он не провозглашал ее исключительной для России, а предполагал творческую переработку и применение ее к просвещению других народов. Исходя из общей теории Ушинского, все педагоги могли создавать свои национальные – украинскую, чукотскую, грузинскую, татарскую, якутскую, чувашскую и т.п. – системы просвещения. Таким образом, просветители-демократы нерусских народов считали закономерным перенесение положений Ушинского о национальной (русской) системе воспитания в любую национальную педагогическую систему, т.е. принимали его педагогику как науку, обогащающую истинами первостепенной важности все народы страны. Тем более что и сам Ушинский понимал важность духовного сотрудничества народов в составе единого государства.

          Прекрасно зная обычаи, обряды, традиции родного народа, Ушинский глубоко проникал в его духовную жизнь. Как всякий великий педагог он был энциклопедистом-философом, психологом, антропологом, историком, лингвистом, этнографом, фольклористом, литературоведом. В поле его зрения были все сферы духовной жизни славянских народов, он восхищался преемственностью и общностью их культур. Кроме этого, в трудах Ушинского получила многостороннее отражение жизнь многих народов мира: Китая и Индии, Аргентины и Чили, Центральной Азии и Северной Америки.

          Великий просветитель народов был глубоким знатоком их исторических судеб. Многие народы, населяющие Россию он знал, как свой родной народ, хорошо понимал общность их исторических судеб. Достойно восхищения его отношение к украинцам. На самом высоком уровне достижений фольклористики того времени, включая лингвоэтимологический анализ слов, относящихся к народному быту, он провел анализ украинского народного творчества.

          Опора на совершенные знания существенных черт духовной жизни многих народов – один из основополагающих принципов педагогической системы Ушинского, свободной от национальной ограниченности и имеющей поэтому огромную притягательную силу.

          Великий педагог обращает внимание на симпатичные ему черты национальных характеров. Детально анализируя этнографические труды, он, например, полностью приводит восхищенный рассказ ненца о своей родине. В этом рассказе – и холмы, крутые и отлогие, и высокие горы, и белый, черный, красный мох, и озера, очень большие и глубокие, вода в них так светла, что на две сажени виден песок, и острова, и реки быстрые с каменными берегами. «А сколько в озерах всякой рыбы – и сигов, и пелядей, и чиров!» – восхищается ненец. «Когда сам и стадо здорово да промысел удачен – где же можно жить веселее, как не в тундре?» Русский педагог относится к патриотическому чувству всех народов с уважением и пониманием. Именно такое отношение ко всем народам и позволило Ушинскому позднее доискаться до причин живучести в людях народности, чувства любви к Отечеству.

          Ушинский особо выписывал из этнографических работ национальные характеристики народностей, в его критических статьях нашлось место и большим, и малым народам. Он совершенно разделяет мысль этнографа – своего современника о возможности восторженного отношения, например, к коми-зырянам: «Зыряне в высшей степени способны к промышленной и торговой жизни, – это народ, полный энергии, живого характера. Мужчины и женщины весьма стройны и красивы». Любуясь на народ, полный жизни, на стройность и подвижность тела, на любознательность и музыкальность, ученый заключает, что зырянин оживляет мрачную страну Севера. Ушинский пытался проникнуть в причины «замечательного развития зырянского племени» и высказал предположение: «...зыряне всегда не только оставались народом самобытным, но гнали перед собой племена остяков и самоедов, – а такое пополнение сил одного племени за счет другого, такое взаимное поглощение племен действует благоприятно на развитие племени властвующего».

          На основе сравнения народностей, их истории, обычаев, духовных сокровищ, языков Ушинский приходит к оценке духовного своеобразия русской нации и связанного с ним своеобразия языка: «Русский язык ... сообразно размашистому характеру народа, сообразно размашистому разбегу русских полей, любит разливаться свободно, подобно сильному источнику, выбивающемуся широкой волной из недосягаемой глубины». Так, личным примером Ушинский учил педагогов других народов любви к своим корням, родному языку; в его словах – горячий призыв ко всем – знать и любить родину, народ, его живую душу. Служа России, он служил всем ее народам, служа всем российским народностям, служил своему великому отечеству: в рамках единого государства для него одно было немыслимо без другого.

          Ушинский до сих пор продолжает оставаться вдохновляющим примером в воспитании у молодежи общероссийского патриотизма, высокой культуры межнациональных отношений, гуманности в отношениях между людьми независимо от их национальности.

          3. А.С.МАКАРЕНКО

          Новаторство Макаренко – в переосмыслении всего того богатства педагогической культуры, которое создано человечеством, прежде всего славянами, особенно же – русскими и украинцами. Это и «Слово о полку Игореве», и «Поучение Владимира Мономаха», и братские школы Львовщины и воспитательная система казаков Запорожской сечи, и Григорий Сковорода, и Ушинский, и Пирогов.

          Новатором Антона Семеновича Макаренко сделала действительность: «Все в этой жизни: единство, строительство, борьба, победы, – все по-новому богато, по-новому радостно и по-новому трудно».

          Макаренко воспитывался в рабочей среде, жил и трудился среди крестьян, с раннего детства испытывал на себе влияние народных педагогических традиций. Ему во время летних каникул как-то довелось работать репетитором в княжеской семье. Впоследствии, семейное воспитание, определявшее путь будущего князя, Макаренко охарактеризовал как несложную семейную дрессировку. Мир тружеников, в среде которых он родился и вырос, он с гордостью называет «моим миром': «Мой мир был неизмеримо богаче и ярче. Здесь были действительные создатели человеческой культуры...»

          Отношение Макаренко к этому миру, к его педагогической культуре представляет огромный интерес. Народная педагогика, опирающаяся на житейскую мудрость, на «обыкновенный здравый смысл», в творчестве Макаренко представлена чрезвычайно широко. Та самая педагогика, которая существовала в народе испокон веков, которая имела свое влияние на подрастающее поколение и помимо школы, иногда и вопреки ей, которая жива и сегодня как неразрывная часть бессмертной народной мудрости, эта самая педагогика была не только предметом особенного внимания Макаренко, по нередко – и его опорой.

          Одной из центральных проблем в педагогике всех народов была проблема родного языка. Для Макаренко родной язык – проблема не только и не столько дидактическая, сколько политическая, общекультурная, морально-этическая, педагогическая, эстетическая... Что у народа может быть дороже родного языка, что может быть выше любви к родине? Ответ на этот вопрос в той или иной форме можно найти на любой, произвольно раскрытой странице сочинений педагога. Для Макаренко родной язык – естественная потребность любого человека.

          Педагог-демократ считал закономерным интенсивный обмен духовными ценностями между русским и украинским народами. Для него была бесспорной активная роль украинцев в обогащении духовной культуры народов и в сфере языка. Сам он это делал сознательно и активно. В русском тексте он оперирует украинскими словами без каких-либо оговорок, ибо считает, что такие слова, как парубок, селянин, хлопец, шлях и многие другие стали составной частью русского языка. Персонажи его произведений очень часто прибегают к украинской речи и читатель с радостью обнаруживает, что понимает их без словаря и переводчика.

          Макаренко как бы суммирует и своеобразно трансформирует две великие, две богатейшие и древнейшие культуры – русскую и украинскую. Язык коммуны и коммунаров он так и называет нашим русско-украинским языком. Его произведения – блестящий образец культурного содружества, пример педагогической общности двух народов.

          Макаренко – чрезвычайно своеобразный писатель и в плане этнопедагогическом. Для него в образах важнее всего – педагогический смысл. Образ им раскрывается через педагогическое действие или педагогическую идею, часто – через то и другое. Его герой воспитывает, его самого воспитывают, ему говорят о воспитании, он и сам говорит о воспитании... Многообразие форм сохранения и передачи педагогической информации – посредством образов, сюжетов, диалогов, монологов, ситуаций и конфликтов, имен и прозвищ, бесконечного количества поэтических миниатюр и остроумных шуток, намеков и упреков, призывов и клятв – в определенной мере заимствовано педагогом-новатором из народной педагогики. Если бы он был теоретиком в обычном смысле слова, его педагогическая теория едва ли стала бы «педагогикой для всех».

          Макаренко утверждает величайшее значение народной педагогики в новых условиях. Он призывает внимательно изучать не только коллективный педагогический опыт народа, но и чутко прислушиваться к голосу талантливых педагогов из среды трудового народа, т.е. для него закономерно и современное функционирование народной педагогики. При этом никакая наука не в состоянии состязаться с педагогическим гением народа.

          Макаренко народен не только в принципиальных установках, но и в практической деятельности: например, трудовые традиции колонии и коммуны представляют собой переосмысленные народные традиции. Мысль о празднике первого снопа зародилась, по-видимому, под влиянием древнего общеславянского обряда «последнего снопа». Этот обряд родственных народов сохранился в двух вариантах: у русских – именинный (так назывался первый сноп), у украинцев – зажиточный (последний).

          О торжествах по случаю молотьбы старый украинский крестьянин говорит: «Хорошо это у вас, как у людей раньше было... вроде как люди празднуют, выходит так, будто праздник. Видишь, хлеб собрать человеку – торжество из торжеств, а у нас люди забыли про это». Не отказываться от старого в разумной и полезной его части – таков


--
Автор Волков Г.Н.
Напишите нам
Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9)


[Комментировать]