Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по логопедии 2

Белякова Л.И. , Дьякова Е.А. Заикание. Учебное пособие для студентов

Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11)
          Именно в этом возрасте у заикающихся с невротической формой патологии речи начинает ярко проявляться патологическая личностная реакция на речевое нарушение. Формируется стойкая логофобия – боязнь речевого общения с навязчивым ожиданием речевых неудач. В таких случаях образуется своеобразный порочный круг, когда судорожные запинки в речи обусловливают сильные эмоциональные реакции отрицательного знака, способствующие, в свою очередь, усилению речевых нарушений.

          Подростки начинают испытывать затруднения во время ответов в классе, волнуются при разговоре с незнакомыми лицами. Постепенно увеличивающиеся потребность и необходимость в речевом общении, усложнение взаимоотношений со сверстниками, нарастание требований, предъявляемых к речевой коммуникации в подростковом возрасте, приводят к тому, что для подавляющего большинства заикающихся речь становится источником постоянной психической травматизации. Это в свою очередь вызывает повышенную истощаемость (как психическую, так и собственно речевую), утомляемость и способствует развитию патологических черт характера.

          Постепенно одни подростки с невротической формой заикания начинают избегать речевых нагрузок, резко ограничивают речевые контакты (пассивная форма компенсации), другие, напротив, становятся агрессивными, навязчивыми в общении (явление гиперкомпенсации). В школе ситуация осложняется недостаточной степенью знания учебного материала, чувством неуверенности в своих силах, ожиданием неудачи или неприятности, непринятием со стороны соучеников. Все это часто приводит к тому, что подростки просят учителей опрашивать их либо письменно, либо после уроков.

          С возрастом логофобия в части случаев приобретает особо значимое место в общей клинической картине невротической формы заикания, носит навязчивый характер и возникает при одной мысли о необходимости речевого общения или при воспоминаниях о речевых неудачах в прошлом. В этом состоянии заикающиеся часто произносят не то, что им хотелось бы сказать, а лишь то, что легче произнести.

          Выраженность логофобии может быть непропорциональна тяжести речевых судорог. Нередко при слабом, а иногда едва заметном для окружающих речевом дефекте, страх речи может быть ярко выраженным. Эмоциональная жизнь заикающихся заполняется этими переживаниями.

          При особо неблагоприятном течении невротической формы заикания у взрослых нередко формируется сложная клиническая картина, характеризующаяся дисгармоническим развитием личности. У взрослых заикающихся это проявляется в чувстве социальной неполноценности со своеобразной системой суждений, постоянно сниженном фоне настроения, ситуационном страхе перед речью, который нередко генерализуется, сочетаясь с отказом от речевого общения вообще. Эффективность комплексного медико-педагогического воздействия на таких лиц бывает низкой.

          Отличительной особенностью данной группы заикающихся является то, что в спокойном состоянии, при отвлечении внимания от процесса артикуляции (например, при большой заинтересованности темой разговора), а также наедине с собой речь у них осуществляется свободнее, часто совершенно лишена судорожных запинок. Значительное улучшение экспрессивной речи наблюдается у таких лиц в процессе логоритмических занятий, аутогенной тренировки, под влиянием психотерапии, гипноза.

          Пример 3: Комплексное медико-педагогическое обследование заикающейся Г.Д., 22 лет.Жалобы на заикание, сильный страх речи. Анамнестические сведения со слов родителей: в первые месяцы жизни была здоровой, спокойной. В возрасте 6 мес. перенесла дизентерию. В развитии от сверстников не отставала. Сидеть, стоять, ходить начала своевременно. Говорить стала до года. Речь была чистая, но в несколько ускоренном темпе. С раннего возраста была впечатлительной, боялась темноты, испытывала чувство страха при виде жуков, пауков, лягушек. С 5-летнего возраста после рассказа старших детей о «домовых» стала пугливой, не оставалась в комнате одна, не выходила вечером на улицу. Когда ей было 6 лет, однажды ночью показалось, что к ней в комнату через окно лезет человек в черном. В тот момент была «скована» ужасом, закричала тогда, когда поняла, что никого нет. С этого времени стала плохо спать ночью. Вскоре испугалась своего деда, входящего ночью в комнату. Закрылась одеялом с головой, долго лежала, затаив дыхание. На следующий день после этих переживаний появилось заикание. Начала испытывать ночные страхи, часто просыпалась в слезах. В школу пошла в 7 лет. Училась средне, трудно давалась математика. К школьному коллективу привыкла не сразу, всегда держалась застенчиво. К подругам была очень привязана, переживала их размолвки между собой, стремилась уладить споры между ними. В первых классах школы заиканием не тяготилась. В 5-м классе стала стесняться своей речи, с волнением ждала вызова к доске, хотя знала урок. Иногда страх речи был так силен, что отказывалась отвечать устно и прибегала к письменным ответам. Стало трудно обращаться к кому-нибудь первой и отвечать на вопросы старших. С малознакомыми людьми говорила лучше, чем со знакомыми, которые знали о ее «недостатке». С подросткового возраста (12-13 лет) она стала, по ее словам, «мнительной», иногда казалось, что улыбки окружающих являются насмешками над ней, безобидные слова могла принять как обидный намек на ее дефект речи. Стала постоянно анализировать отношение к ней окружающих людей. В то же время старалась убедить себя, что ее обиды напрасны, что ей кажется многое, чего нет на самом деле. Из-за трудностей речевого общения после 8-го класса перешла в вечернюю школу, затем окончила техучилище по специальности мастера дамского платья. Работала портнихой, затем закройщицей. С возрастом стала несколько смелее, свободнее держалась с незнакомыми людьми, легче заводила знакомства. С 19 лет жила в общежитии, с соседками по комнате дружила, вместе с ними занималась спортом. Несмотря на то, что имела близких подруг, хорошие отношения на работе и удовлетворение своим трудом, заикание все же оставалось для нее «бедствием». Постоянно испытывала чувство стыда за свою речь. Если в процессе разговора речь была с судорожными запинками, надолго портилось настроение, мучительно потом вспоминала неприятные минуты, подробно анализировала реакцию собеседника. В такие моменты появлялось чувство собственной неполноценности и безвыходности положения. Обращалась за помощью к логопеду в течение жизни несколько раз, начиная с 8-летнего возраста. Всякий раз вскоре после начала занятий речь становилась плавной, однако эффективность была непродолжительной, и через некоторое время после окончания занятий заикание начинало проявляться вновь.

          Обследование: в физическом и неврологическом состояниях никаких отклонений от нормы не выявляется. Движения несколько замедленны, но хорошо координированны, плавные и достаточно точные. Чувства ритма и темпа развиты хорошо. Установленный ритм и темп может удерживать длительно, легко переходит из одних ритмических и темповых установок на другие, хотя индивидуальные упражнения в присутствии других заикающихся вызывают чувство стеснения и неловкости. Двигательные упражнения выполняет правильно, свободно включается в коллективные занятия в процессе ритмики. Музыкальный слух и память – хорошие, охотно поет в хоре. При музыкальном сопровождении речь становится плавной, судорожные запинки отсутствуют.

          Психическое состояние: на приеме у врача держится приветливо, с готовностью рассказывает о себе, не теряя при этом чувства дистанции. О заикании говорит, как о тяжелом страдании. Высказывает опасение, что окружающие также расценивают ее как неполноценную. Себя считает обидчивой, склонной к постоянному самоанализу и пониженной самооценке. По ее словам, ей иногда кажется, что улыбки, жесты и слова окружающих касаются ее речи, переживает возможную насмешку, хотя всякий раз потом себя успокаивает, убеждаясь, что к ней эти высказывания отношения не имели. Жалуется на сильный страх речи и резкое утяжеление заикания при малейшем волнении. Это мешает ей обращаться первой, вести ответственный разговор. Перед речевым общением всякий раз заранее переживает, боится, что будет заикаться, и не сможет высказать все, что необходимо сообщить. В процессе беседы стоит только вдруг вспомнить о своей речи или кому-нибудь обратить внимание на нее, как речь начинает изобиловать запинками. Сон поверхностный. Утром часто встает, не ощущая ночного отдыха. Отмечает быструю утомляемость при любой деятельности. Психотерапевтическая беседа всегда действует на нее благотворно: речь становится без запинок, волнение в процессе речевого общения исчезает.

          Речевое состояние: органы артикуляции без видимой патологии. Артикуляция звуков правильная. Словарный запас достаточный, аграмматизмов в речи не отмечается. Темп речи неровный, склонный к убыстрению. Голос тихий, но модулированный. Интонация несколько бедна. Речевое дыхание характеризуется резко выраженной экспираторной судорогой. В процессе речи ощущает общее мышечное напряжение, спазмы за грудиной и в области диафрагмы. Отмечаются также судороги артикуляционного аппарата . Шепотная речь и автоматизированные ряды – без заикания. Сопряженный и отраженный виды речи характеризуются непостоянным заиканием. При чтении текста вслух количество пароксизмов заикания увеличивается. Спонтанная речь сопровождается использованием большого числа эмболов (ну, это самое, в общем и т.п.). Наибольшие затруднения вызывает речевое общение в присутствии незнакомых лиц, при большом стечении людей, при обращении к продавцам и кассирам в магазине, при телефонных разговорах. Необходимость длительного речевого общения сопровождается эмоциональным напряжением и утяжелением дефекта речи. В процессе речевой деятельности наблюдаются обильные сопутствующие движения в виде раскачивания туловища, притоптывания ногами, прищелкивания пальцами. Речь сопровождается ярко выраженными вегетативными реакциями: покраснением лица, усиленной потливостью ладоней рук и лица, ускоренным сердцебиением (до 140 в мин.).

          Курс интенсивного медико-педагогического воздействия, проведенный в стационаре в течение 45 дней, имел отчетливый, но непродолжительный эффект.

          Таким образом, для невротической формы заикания характерны следующие особенности:

          1. Заикание может появиться в возрасте от 2-х до 6-ти лет.

          2. Наличие развернутой фразовой речи до появления нарушения.

          3. Преимущественно психогенное начало речевой патологии (психическая острая или хроническая травматизация).

          4. Большая зависимость степени судорожных запинок от эмоционального состояния заикающегося и условий речевого общения.

          5. Возможность плавной речи при определенных условиях (речь наедине с собой, в условиях эмоционального комфорта, при отвлечении активного внимания от процесса говорения и пр.).

          2.3.2. Клиническая и психолого-педагогическая характеристики заикающихся с неврозоподобной формой речевой патологииНеврозоподобная форма заикания чаще всего начинается у детей в возрасте 3-4 года постепенно, без видимых внешних причин.

          При неврозоподобной форме заикания в анамнезе зачастую отмечаются тяжелые токсикозы беременности с явлениями угрожающего выкидыша, асфиксия в родах и пр. В грудном возрасте такие дети беспокойны, крикливы, плохо спят. Их физическое развитие проходит в пределах низкой возрастной нормы либо с небольшой задержкой. Они отличаются от здоровых детей плохой координацией движений, моторной неловкостью, поведение характеризуется расторможенностью, возбудимостью. Они плохо переносят жару, духоту, езду в транспорте.

          У детей этой группы отмечается повышенная истощаемость и утомляемость при интеллектуальной и физической нагрузке. Их внимание неустойчиво, они быстро отвлекаются. Нередко такие дети чрезмерно суетливы, непоседливы, с трудом подчиняются дисциплинарным требованиям, могут быть раздражительными и вспыльчивыми. Психоневрологическое состояние таких детей расценивается клиницистами как церебрастенический синдром.

          Особенно ярко отличие от нормы выступает в речевом развитии. Так, первые слова нередко появляются лишь к 1,5 годам, элементарная фразовая речь формируется к 3-м годам, развернутые фразы отмечаются лишь к 3,5 годам жизни. Наряду с задержкой развития речи имеются нарушения произношения многих, звуков, медленное накопление словарного запаса, позднее и неполное освоение грамматического строя речи. Начало заикания совпадает с периодом формирования фразовой речи, т.е. с возрастом 3-4 года.

          В начальном периоде заикания, который продолжается от 1 до 6 месяцев, заикание протекает как бы волнообразно, то несколько смягчаясь, то утяжеляясь, однако периодов, свободных от судорожных запинок речи, обычно не наблюдается. При отсутствии логопедической помощи речевое нарушение постепенно утяжеляется. Заикание быстро «обрастает» обильными сопутствующими движениями и эмболофразией.

          Для данной формы заикания типичны относительная монотонность и стабильность проявлений речевого дефекта. Судорожные запинки усиливаются при физическом и психическом утомлении детей, в период соматических заболеваний, но обычно мало зависят от внешних ситуационных факторов.

          При обследовании моторики у детей с неврозоподобной формой заикания обращает на себя внимание патология моторных функций, выраженная в разной степени: от недостаточности координации и подвижности органов речевой артикуляции до нарушения статической и динамической координации рук и ног.

          Мышечный тонус при этой форме заикания неустойчив, движения напряженные и несоразмерные. Имеются нарушения координации движений рук и ног, тонкой моторики рук, артикуляционной моторики. Наиболее выраженные нарушения отмечаются в мимической, артикуляционной и тонкой моторике рук. При неврозоподобной форме заикания особенно страдает динамический праксис. Заикающиеся с трудом запоминают последовательность движений, с трудом переключаются с одной серии движений на другую. Большая часть заикающихся этой группы с трудом воспроизводит и удерживает в памяти заданный темп и ритм. Как правило, у них плохо развивается музыкадьный слух.

          Большинство заикающихся этой группы двигательные ошибки не исправляют самостоятельно. Словесная инструкция по двигательным задачам является недостаточной, при обучении необходимы наглядные образцы.

          Клиническое обследование таких детей свидетельствует, как правило, о нерезко выраженном органическом поражении мозга резидуального характера, причем помимо общемозговых синдромов (церебрастенический, гипердинамический синдромы и пр.), у них обнаруживаются остаточные явления поражения моторных систем мозга.

          При логопедическом обследовании обнаруживается обычно нормальное строение речевого аппарата. Все движения органов артикуляции характеризуются некоторой ограниченностью, нередко отмечается малоподвижность нижней челюсти, наблюдается недостаточная подвижность языка и губ, плохая координация артикуляторных движений, затрудненный поиск артикуляторных поз. Нередко имеется нарушение тонуса мышц языка, его «беспокойство», недифференцированность кончика. Довольно часто у детей с неврозоподобной формой заикания регистрируется повышенная саливация не только в процессе речи, но и в покое.

          Отличается от нормы и организация просодической стороны речи: темп речи либо ускорен, либо резко замедлен, голос мало модулированный.

          Как правило, наблюдается резкое нарушение речевого дыхания: слова произносятся во время вдоха или в момент полного выдоха.

          У всех детей с неврозоподобной формой заикания обнаруживается корреляция отклонений от нормы в психомоторном и речевом развитии.

          Для детей с легкой степенью отклонений в психомоторном и речевом развитии характерны некоторые затруднения в динамической координации всех движений (от общих до тонких артикуляционных). Лексико-грамматическая сторона речи не имеет существенных отклонений от нормы. Нарушение звукопроизношения носит, главным образом, фонетический характер (мёжзубной сигматизм, губно-зубное произношение и т.п.).

          У детей со средней степенью отклонений в психомоторике и речи имеются нарушения статической и динамической координации движений (общих, тонких и артикуляционных). У таких детей отмечается некоторое отставание в формировании лексико-грамматического строя речи. Нарушение звукопроизношения носит фонетико-фонематический характер (велярное или увулярное произношение звука «р», смешение шипящих и свистящих и т.п.).

          У детей с тяжелой степенью отклонений в психомоторике и речи, наряду с расстройством статической и динамической координации движений, имеются различные нарушения двигательной сферы в целом. У таких детей отмечается недоразвитие речи, выраженное в разной степени (от фонетико-фонематического до общего недоразвития речи III уровня).

          Психическое состояние детей с неврозоподобной формой заикания характеризуется повышенной возбудимостью, взрывчатостью, в одних случаях, и вялостью, пассивностью – в других. Внимание таких детей обычно неустойчиво, они не обнаруживают стойкого интереса к творческой игровой деятельности, нередко отмечается снижение познавательной активности.

          Для иллюстрации приводим следующее наблюдение:

          Пример 4: А. Ф., 5,5 лет.Со слов родителей, мальчик страдает заиканием, нарушением звукопроизношения, раздражительностью, упрямством, неусидчивостью.

          Наследственность психическими заболеваниями и речевыми расстройствами не отягощена. Ребенок родился от первой беременности, протекавшей с токсикозом в первую половину. Роды в срок со стимуляцией. Родился в асфиксии небольшой степени. К груди был приложен на третьи сутки, сосал активно. До одного года рос беспокойным. Раннее физическое развитие в пределах возрастной нормы:

          голову держит с 2-х месяцев, сидит с б-ти месяцев. Ходить стал после года. Отдельные слова появились вскоре после года, короткие фразы – после 2,5 лет, развернутая фраза лишь к четырем годам. Речь всегда была невнятной. До года ничем не болел. С 1 г. 1 мес. стал посещать ясли, затем детский сад. С этого времени часто болел простудными заболеваниями. Почти все время воспитывался на пятидневном режиме детских воспитательных учреждений. С детьми легко вступал в контакты. Однако детский сад посещал неохотно, тяготился пребыванием там, много плакал, по понедельникам не хотел уходить из дома. Заикание родители заметили в 3 года. Начало заикания было постепенным. С течением времени судорожная активность речевых мышц усилилась, стала проявляться постоянно. Речевое состояние: строение артикуляторного аппарата без особенностей. Движения артикуляторных органов скованные, переход от одного артикуляторного движения к другому затруднен. Голос громкий, мало модулированный.

          Темп речи несколько ускорен. Артикуляция нечеткая. Звуколроизношение резко нарушено: ш-с, р-в, ч-ть, ц-т, л-нет. Отсутствуют йотированные звуки и звук «ы>. Заикание проявляется в вопросно-ответной и спонтанной формах речи в виде артикуляционных тонических и клонических судорог, смыкательной судороги губ, вокальных тонических судорог, которые чаще возникают в начале речевого потока на гласные звуки. Комплексное медико-педагогическое воздействие оказывалось на протяжении 6 месяцев. Поставлены и введены в речь звуки С, Ч, Щ, но их произношение недостаточно автоматизировано. Темп речи остается неустойчивым с тенденцией к ускорению. Увеличился словарный запас, уменьшились явления аграмматизма. Заикание стало менее выраженным, однако судорожные сокращения артикуляторных и дыхательных мышц остаются, особенно ярко проявляясь в вопросно-ответной и спонтанной формах речи. При осмотре через 4 месяца после окончания логопедических занятий мальчику 6 л. 4 мес. В речи остается заикание, выраженное в легкой степени, проявляющееся в вопросно-ответной и спонтанной речи. В игре наедине с собой в речи наблюдаются легкие судорожные запинки. Рекомендован повторный курс медико-педагогического воздействия. После повторного курса коррекционного воздействия в течении наблюдалась положительная динамика: введены в речь и автоматизированы все звуки. Единичные судорожные запинки остаются только в спонтанной речи. Остаются нерезко выраженные явления аграмматизма. Устная спонтанная речь характеризуется короткими фразами, сложные предлоги употребляются редко. Отмечается низкий уровень развития монологической речи.

          Несмотря на указанные особенности онтогенеза, психическое развитие большинства заикающихся с неврозоподобной формой происходит в пределах нормы. Они своевременно поступают в школу. В школе успевают средне, но как правило, успешно ее заканчивают. Многие поступают в техникумы, институты.

          В тех случаях, когда дети с неврозоподобной формой заикания получают своевременную (т.е. приближенную ко времени появления заикания) и достаточно длительную (т.е. в течение, как минимум, целого года) регулярную логопедическую помощь, то как правило, такие дети не нуждаются в повторных курсах коррекционного воздействия. Их речь стабильно остается плавной. Катамнестические исследования свидетельствуют о том, что в этих случаях заикание не рецидивирует.

          В тех случаях, когда своевременно и в полном объеме не оказывается логопедическая помощь, неврозоподобная форма заикания имеет склонность к прогредиентному течению. Для этих случаев характерно постепенное утяжеление заикания. Дети, не получившие своевременной логопедической помощи, с трудом обучаются в общеобразовательной школе. Именно эти заикающиеся нередко входят в число учащихся школ для детей с тяжелыми нарушениями речи. Они выбирают профессию, как правило, не связанную с речевой нагрузкой и редко заканчивают высшие учебные заведения.

          У лиц с неврозоподобной формой заикания в возрасте 14-17 дет порой появляются личностные переживания в связи с дефектом речи. Они носят редуцированный характер и не имеют черт глубокого, эмоционально ярко окрашенного переживания своей речевой малоценности, как это бывает у подростков и взрослых лиц, страдающих невротической формой заикания.

          Для подростков и взрослых с неврозоподобной формой заикания наиболее характерно пассивное отношение к своему речевому дефекту. Они обращаются за помощью, как правило, по настоянию своих родных или близких знакомых. В процессе коррекционного воздействия заикающиеся этой группы недостаточно активны и инициативны.

          При хроническом течении неврозоподобной формы заикания у взрослых лиц речь характеризуется нередко тяжелыми тоно-клоническими судорогами во всех отделах речевого аппарата. Как правило, отмечается резкое нарушение дыхания в процессе речи: длительная задержка, прерывистость, судорожность и т.д. Речь обычно сопровождается разнообразными движениями пальцев рук, притоптыванием, кивательными движениями головы, покачиванием туловища и другими содружественными движениями, напоминающими гиперкинезы, т.е. насильвенные сокращения мышц, не носящие маскирующего или эмоционально-выразительного характера. При тяжелой форме заикания речевое общение утомляет взрослых заикающихся. Вскоре после начала беседы они начинают отвечать односложно, жаловаться на чувство физической «усталости до изнеможения». Для психического состояния взрослых характерны трудность адаптации к новым условиям, снижение памяти и внимания, истощаемость. Большинству из них занятия с логопедом приносят облегчение в речи, в тех случаях, если коррекционная педагогическая работа носит регулярный и длительный характер.

          Неврозоподобная форма заикания характеризуется тем, что речевые запинки проявляются в любой обстановке, как наедине с самим собой, так и в обществе. Активное внимание заикающихся к процессу говорения облегчает речь, запинок становится меньше. В то же время наблюдения показывают, что физическое утомление, продолжительное психическое напряжение, перенесение соматических заболеваний ухудшают качество речи.

          В качестве иллюстрации приведем следующий пример.

          Пример 5. Заикающийся 3. И., 19 лет.Поступил в клиническое отделение с жалобами на сильное заикание, раздражительность, вспыльчивость, плохой сон. В анамнезе: патохарактерологических особенностей у родителей не отмечалось. Дядя по линии отца обладал быстрой речью, «как из пулемета». Старший брат в возрасте 3-5-ти лет заикался, в настоящее время заикание у него выражено слабо.

          Больной родился от второй беременности, протекавшей нормально. Роды затяжные, родился в асфиксии. В раннем детстве отмечалось отставание в развитии двигательных навыков: ходить стал в 1 г. 2 мес., всегда был неловким, плохо бегал, не мог лазать по деревьям (рос в сельской местности). Речь развивалась также с задержкой: первые слова появились к 1,5 годам, фразовая речь после 3-х лет. Речь была малопонятной для окружающих, так как многих звуков он не выговаривал, произносил все очень быстро. Заикание стало заметным с 3-х лет, после развития фразовой речи. Какого-либо непосредственного предшествующего травмирующего заболевания или переживания не отмечалось. Рос подвижным ребенком. С детьми не дружил, конфликтовал и с братом. По характеру был вспыльчивый, «взрывчатый», раздражительный. До школы знал буквы, умел считать. В школу пошел с 7-ми лет, с трудом мог высидеть урок, убегал из класса. В начальных классах учился без особого затруднения, но с 4-го класса стал успевать хуже.

          До 10-ти лет отмечался ночной энурез, до 10-14 – снохождения. С 10-ти лет возросла «внутренняя взрывчатость», раздражительность.

          Школу закончил в 17 лет, пытался поступить в Казанский университет на факультет журналистики, но не прошел по конкурсу. Стал работать на заводе электриком. Работа нравилась, справлялся с ней. По настоянию родителей поступил через год в филиал МАИ на вечернее отделение. Учился без интереса. Друзей не имел. Мечтал, «наперекор всему», вновь держать экзамены на факультет журналистики.

          Физическое состояние: больной высокого роста, астенического телосложения. Выглядит соответственно возрасту. Со стороны внутренних органов патологии не выявляется. АД 100/60.

          Неврологическое обследование: имеется незначительная асимметрия лицевой иннервации – сглаженность правой носогубной складки, правая глазная щель несколько шире левой. Зрачки равномерны. Конвергенция глазных яблок недостаточная, отмечаются нистагмоидные подергивания при крайних отведениях. Реакция на свет вяловатая. Глоточный рефлекс слегка снижен. Координаторные пробы выполняет нечетко. В позе Ромберга слегка пошатывается. При выполнении координаторных проб дрожат пальцы рук, патологических рефлексов не выявляется. Сухожильные рефлексы слева несколько выше, чем справа. Нарушений чувствительности нет. Сила мышц рук и ног достаточная. Тонус нормальный. Отмечается ярко-красный стойкий рефлекторный дермографизм, потливость кистей рук.

          С трудом сохраняет заданный ритм движений, перемена ритма и темпа затруднены. Ходьба «неуклюжая», неритмичная. Координация движений средняя. Моторная память плохая. Музыкальный слух и музыкальная память неразвиты. Речь во время занятий по логоритмике затрудненная, с запинками, монотонная. Дыхание судорожное. Психическое состояние: сознание ясное, ориентирован полностью. О себе рассказывает неохотно. Во время беседы краснеет, покрывается испариной, отмечается сердцебиение. Жалуется на тяжелое заикание, «внутреннюю взрывчатость», несильные головные боли, плохой сон. Мимика адекватна, но недостаточно выразительна. Настроение неровное, раздражителен, несдержан. Считает, что нарушение речи мешает ему иметь товарищей и стать журналистом. Интеллект соответствует возрасту и полученному образованию. Внимание неустойчиво, память несколько снижена, на вопросы, касающиеся круга интересов, отвечает формально, в письменной речи отмечается много ошибок. К помощи врачей и логопедов по поводу расстройства речи обращается впервые, в связи с неудачей на конкурсных экзаменах в университет. К логопедическим занятиям относится непоследовательно, много времени уделяет работе над речью, пунктуален, аккуратен в работе, в то же время некритичен, переоценивает свои успехи, раздражается в ответ на замечания. Речевое состояние, строение речевого аппарата: твердое небо высокое, куполообразное. Язык толстый, малоподвижный. Уздечка языка короткая. Нижняя челюсть малоподвижна. Прикус нормальный. Темп речи ускорен. Речь «сбивчивая», смазанная. Артикуляция крайне нечеткая. Нечетко произносит звуки С, 3, Ц, Ч, Щ, Ш, Ж X, т.е. нарушено звукопроизношение всей группы шипящих и свистящих. Сам больной не ощущает затруденний при произнесении этих звуков. Заикание проявляется во всех видах речи. Судорожные запинки возникают в момент экспирации при произнесении гласных и щелевых согласных звуков. При этом артикуляционная мускулатура больного застывает в положении ближайшего согласного звука. В момент тонуса живот подтянут. Больной отмечает сжатие грудной клетки. Вдох короткий, резкий, напряженный. Выдох прерывистый, толчкообразный. Иногда в момент тонической судороги прорываются отдельные хриплые звуки. Очень часто экспираторные судороги сопровождаются ритмическими движениями мышц артикуляционного аппарата. При прорыве тонической судороги часто наблюдается картина артикуляционного клонуса. Клоническая судорога возникает и самостоятельно. Клонические судороги дыхательно-артикуляционной локализации. Тонические судороги проявляются в виде угловой судороги губ, языка и нижней челюсти. Кроме того, отмечается затруднение при произнесении звука Н, независимо от его места в слове, что указывает на распространение спазма на небно-глоточную занавеску. Речевое общение быстро утомляет больного, он начинает умолкать, производить перестановки, замены. Речь сопровождается движениями пальцев рук, притоптыванием ногой, кивательными движениями головы, раскачиванием туловища. Во время речи больной скован. В процессе логопедических занятий поставлены и введены в речь звуки С, 3, Ц, Ч, Щ, но их произношение остается недостаточно автоматизированным. Темп речи остается нестабильным, сохраняется ускоренная речь. Однако при активном внимании больного к речи темп нормализуется. Несколько уменьшилась «смазанность» речи. При активном внимании пациента к процессу артикуляции речь становится более четкой и выразительной. Судорожные сокращения артикуляторной мускулатуры остаются. На фоне ускоренного темпа речи проявляется артикуляционный клонус.

          Посещение занятий аутогенной тренировки в течение двух месяцев дало возможность больному овладеть способностью к активному вниманию в процессе речевой артикуляции. Приемами релаксации больной не владеет, но в процессе занятий на короткое время ощущает мышечное расслабление и эмоциональное успокоение. Тем не менее, существенного влияния на речь эти состояния не оказывают. Несколько уменьшились гиперкинезы, особенно кивательные движения головой. В процессе лечения в клинике у пациента улучшился сон, настроение стало устойчивее. Научился активно следить за процессом произнесения, что облегчало речь, позволяло правильно произносить звуки, делало ее более плавной.

          Анализируя данное наблюдение, можно отметить наследственную отягощенность речевой патологией, а также наличие перинатальных вредностей. Видимо, последнее явилось причиной задержки раннего физического развития и становления речевых функций. Наряду с поздним появлением речи, она характеризовалась обилием неправильно произносимых звуков, а также запинками, которые появились в период формирования фразы. С началом фразовой речи у пациента уже были заметны судорожные нарушения артикуляции. Заикание появилось без какой-либо предшествующей психической или физической травмы. Ярко выраженной психической переработки своего дефекта не было, логофобии по существу не отмечалось, тем не менее, пациент, считая себя неполноценным из-за заикания, тяготился речевым нарушением, так как, по его мнению, он из-за этого не стал журналистом. В психическом состоянии на момент обследования основным являлось наличие дисфорий, неустойчивости внимания. Неврологическое обследование выявляло нерезко выраженные симптомы диффузного поражения мозга в виде асимметрии лицевой иннервации, горизонтального нистагмоида, нарушения координации, плохой переносимости транспорта и духоты. Речь характеризовалась смазанной артикуляцией и быстрым темпом. Во время речевого общения отмечалось большое количество сопутствующих движений. Включение сознательного контроля за речью делало ее более плавной. На основании изложенного выше можно считать, что у пациента имелись симптомы раннего диффузного органического поражения мозга с явлениями редуцированного психоорганического синдрома, речевое нарушение относилось к неврозоподбной форме заикания.

          Таким образом, для неврозоподобной формы заикания характерно:

          1) судорожные запинки появляются у детей в возрасте 3-4 года;

          2) появление судорожных запинок совпадает с фазой развития фразовой речи;

          3) начало заикания постепенное вне связи с психотравмирующей ситуацией;

          4) отсутствие периодов плавной речи и малая зависимость качества речи от речевой ситуации;

          5) привлечение активного внимания заикающихся к процессу говорения облегчает речь;

          6) физическое или психическое утомление, соматическая ослабленность ухудшают качество речи.

          Довольно часто в практике встречаются заикающиеся, клиническая картина речевой патологии которых бывает смешанной.

          Так, реактивное психогенное начало заикания может наблюдаться и у детей с органической неполноценностью мозга. В таких случаях на фоне задержки психомоторного и речевого развития, несовершенства звукопроизносительной стороны речи бывает достаточно «незначительного» психогенного воздействия, чтобы нарушилась хрупкая координация речедвигательного акта и появились бы судорожные запинки. Такое невротическое по своему происхождению заикание имеет сложную клиническую картину, в которой сочетаются симптомы разных уровней поражения деятельности центральной нервной системы функционального и органического.

          В других случаях неврозоподобная форма заикания может осложняться целым комплексом вторичных невротических реакций, связанных с особенностями личностного реагирования на речевой дефект, что «маскирует» истинную природу речевой патологии. Такие формы речевой патологии являются смешанными и труднее поддаются коррекционным воздействиям

          2.4 Психолингвистический анализ речи заикающихсяПсихолингвистические исследования заикающихся касаются, главным образом, устной контекстной речи Это объясняется тем, что судорожные речевые запинки наиболее выражены в монологическом высказывании, по сравнению с другими видами устной речи.

          Монологическая речь занимает большое место в практике общения, проявляясь в самых разнообразных видах.

          Известно, что общей и характерной особенностью монологической речи является последовательное, связное, целенаправленное изложение мысли одним лицом. Благодаря внутреннеречевому планированию монолог характеризуется как стройная логически, синтаксически и в смысловом отношении организованная структура. Это происходит благодаря адекватному набору лексических течений, синтаксических конструкций и грамматически правильному построению высказываний в виде полносоставных предложений, что вместе должно отражать замысел говорящего.

          Процесс внутреннего программирования высказывания непосредственно вплетен в процесс производства речи и носит опережающий характер. Исследования последних лет показывают, что замысел говорящего отражается не только на выборе соответствующих лексико-грамматических и синтаксических конструкций, но он является основополагающим фактором интонационного членения. В силу этого интонационное членение нельзя считать результатом только голосовых модуляций, которые отражают смысловую структуру высказывания. Оно возникает в процессе текущего формирования замысла и его вербализации.

          Интонационное членение тесно связано с ритмом моторной реализации высказывания.

          Монологическая речь формируется постепенно в процессе речевого онтогенеза. Переход ребенка к усложненным формам речевого общения связан с трудностями планирования схемы высказывания, выбором словесных средств, их самостоятельным конструированием.

          В этом периоде развития речи формулирование высказывания может сопровождаться эмоциональным напряжением, которое у ребенка выражается в «учащенном дыхании, прерывистости речи, длительных паузах перед тем, как употребить новый оборот речи» (Р.Е. Левина, 1975, стр.9).

          Заикающиеся дети по уровню речевого развития не представляют однородную группу. Среди них есть дети как с высоким, так и с низким уровнем речевого развития. В то же время как у тех, так и у других отмечаются затруднения в подыскивании нужного слова, речевом оформлении мысли, многословие, склонность к пространным рассуждениям.

          При невротической форме заикания дети дошкольного возраста обладают полноценным набором лексических средств и адекватным грамматическим конструированием высказывания. Они хорошо осуществляют программирование своего высказывания и его составных частей. Последовательность передачи смысловой структуры сообщения у них не нарушена. В то же время такие дети употребляют значительное количество неадекватных контексту слов. То есть, у детей с невротической формой заикания обнаруживается определенное несоответствие между уровнем развития языковых средств и способностью использовать их в разных ситуациях общения.

          Предполагается, что механизм затруднений в использовании адекватной лексики детьми с невротической формой заикания связан с тем, что их речевая активность всегда протекает на фоне особого эмоционального состояния.

          Сравнение с нормой показывает, что уровень развития монологической речи по показателю «выбора лексем» у заикающихся детей 6-7-ми лет в большинстве случаев соответствует уровню развития монологической речи детей 4-5-ти лет в норме.

          При неврозоподобной форме заикания одинаковую трудность представляют программирование связного сообщения и оформление смысловой программы средствами языка. Дети этой группы не могут полно и последовательно передать смысловую программу текста. Имеются ограничения объема словарного запаса, причем дети затрудняются активно им пользоваться в самостоятельных связных высказываниях. Предложения являются структурно неполными, а способ связи предложений между собой является однотипным.

          Помимо этих показателей, при неврозоподобной форме заикания имеются нарушения фонематического восприятия звукопроизносительной стороны речи. Эти характеристики позволяют считать, что при неврозоподобной форме заикания имеется недоразвитие речи или его элементы. Предполагается, что у детей с неврозоподобной формой заикания механизм затруднений актуализации слов связан с недостатком лексических средств, а нарушение монологической речи является следствием, в первую очередь, дефицита языковой способности.

          Как при невротической форме, так и при неврозоподобной форме заикания дети не замечают и не корректируют свои ошибки, что свидетельствует о снижении контроля за смысловой стороной высказывания.

          В школьном возрасте среди заикающихся также имеются дети с высоким и низким уровнями развития речи. Тем не менее, в целом у заикающихся школьников как с невротической, так и с неврозоподобной формами речевой патологии лексика устных высказываний характеризуется бедностью, неточностью лексических значений, повторением одних и тех же слов и выражений. В монологической речи в основном используются простые предложные конструкции, в которых перечисляются предметы, отмечается большое количество персевераций и эмболов. Нередко высказывания состоят из одних существительных, из других частей речи преимущественно используются местоимения и наречия. Отмечаются отсутствие логических ударений, интонационная невыразительность речи.

          При этом при невротической форме заикания смысловая организация контекстной речи не страдает. Эти дети достаточно хорошо усваивают школьную программу, являясь успевающими по всем предметам. При неврозоподобной форме заикания отмечаются явления недоразвития речи, выраженные в разной степени. Эти учащиеся, как правило, с трудом усваивают программу общеобразовательной школы.

          Определенные тенденции в организации монологического высказывания у заикающихся детей становятся более ярко выраженными у взрослых. Так, если у заикающихся детей имеется лишь своеобразие планирования монологического высказывания, то у взрослых заикающихся выявляется его дезорганизация.
         


--
«Логопед» на основе открытых источников
Напишите нам
Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11)


[Комментировать]