Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по логопедии

Специальные занятия музыкой

          В дефектологической практике приходилось наблюдать детей 4-5 и даже 6 лет с относительно сохранным пониманием речи и с полным или почти полным отсутствием экспрессивной речи. При обычном способе занятий с таким ребенком дефектолог старается увеличить его словарный запас, отучивая слово за словом. Результат таких занятий, как правило, бывает незначительным.

          Несколько лет назад появилась работа Е.Ф.Соботович «Моторная алалия», где предлагался метод эмоционального стимулирования речевого развития. Изучая и развивая возможности этого подхода, мы обнаружили, что использование музыки некоторым специфическим образом очень помогает стимулировать речь.
  
   Так мы пришли к музыкальной терапии, ориентированной на развитие речи. Цели стимуляции музыкой могут быть различными: 1. Снять или уменьшить контроль ребенка за своей речью. Пение, особенно групповое, настолько увлекает ребенка, что он перестает следить за тем, как он говорит. 2. Простимулировать активность, поднять эмоциональный и мышечный тонус. 3. Вовлечь неговорящего ребенка в процесс пения через подражание поющим детям и взрослым.

          Для музыкальных занятий необходима группа детей и, как минимум, двое взрослых – один за инструментом, другой с детьми в зале. Кроме них в занятии могут участвовать ассистенты, их число должно соответствовать количеству детей, требующих индивидуального внимания. Желательно, чтобы часть группы составляли говорящие дети, если это невозможно, увеличивается число взрослых. Занятие должно проходить в атмосфере высокой эмоциональности, чтобы увлечь детей, тогда они будут петь с удовольствием. Для этого необходимо, чтобы все взрослые были искренне вовлечены в происходящее на занятии, делали все с удовольствием. Только тогда педагоги сумеют «заразить» своим настроением детей.

          Возникает вопрос, зачем говорящим детям «работать» на неговорящих? Убеждены, что это полезно для всех детей. У всех возникает ощущение чуда, когда молчавший до тех пор ребенок начинает говорить, и это переживается как общая победа и детьми, и взрослыми. Это очень сильное совместное переживание, похожее на переживание игроков одной команды за своего товарища.

          Музыкальное занятие – это не просто последовательность упражнений, это каждый раз цельное драматическое действие, в котором все элементы связаны и объединены общим ритмом. Построение занятия зависит от того, какие дети в нем участвуют и какие проблемы должны решаться на данном этапе. Например, если в группе есть ребенок со страхами или нарушением общения, которого нужно вовлечь в общее действие, занятие начинается со спокойной, нерезкой музыки, дети слушают, плавно переходя от одной игры к другой. Постепенно интенсивность действия нарастает, дети активнее включаются в занятие (поют, играют на музыкальных инструментах). Некоторые элементы должны обязательно присутствовать на каждом занятии: это движение под разную музыку, чтобы ребенок вошел в мир музыки, услышал ее и при этом понял или вспомнил, что разной музыке соответствуют разные типы движения (под марш дети ходят, под вальс кружатся и т.д.). После этого дети садятся полукругом около пианино и поют, некоторые песни сопровождаются игрой на музыкальных инструментах. На некоторых этапах пение полезно начинать с распевания. Важно также позволить детям отдаться во власть ритма, например, при игре на шумовых инструментах (маракасах, трещотках).

          Кульминационная часть занятия – хороводные танцы. К этому времени уже все дети участвуют в действии, даже самые «отрешенные» дети оживляются и вовлекаются в общий танец. Именно в это время ребенок может начать делать то, что не получалось раньше, появляются новые звуки и слова, актуализируются уже отработанные. Заканчивается занятие снова спокойной музыкой или игрой. В этой ритмической организации занятия и состоит главная роль музыкотерапевта.

          На занятиях исполняются разные хороводные танцы (желательно с пением и движением), например, «По малинку в сад пойдем», «Веселые гуси», «Заинька, попляши». Существенными чертами этих танцев является то, что все видят всех, что есть моменты, когда все держатся за руки, что в тексте песен есть повторяющиеся части ("По малинку в сад пойдем, в сад пойдем, в сад пойдем"). Мелодия должна быть увлекающей, но достаточно плавной. Наш опыт свидетельствует, что, например, песня «Утята» ("клювики – крылышки – хвостики") не годится, а песня про золотую свадьбу ("Бабушка рядышком с дедушкой ...") подходит, нужна только инсценировка движения. Важно, чтобы сам музыкальный контекст содержал в себе элементы реальных движений и ритмов.

          Занятия с каждым новым ребенком строятся в два этапа: вначале ребенок постепенно вовлекается в групповые музыкальные действия, и только после этого начинается целенаправленная стимуляция речи.

          Вначале педагог старается заинтересовать ребенка общими играми, а не требовать выполнения заданий. Для некоторых детей важно несколько первых занятий посидеть на стуле и присмотреться, и только потом они могут начать участвовать в занятии. Для ребенка новое занятие – это всегда ломка привычного стереотипа поведения, поэтому нужно дать ему время для выстраивания нового стереотипа. Но адаптационный период должен быть не очень долгим, чтобы ребенок не привыкал к роли наблюдателя, и у него не вырабатывался новый стереотип «пассивного зрителя».

          Для тревожных детей и невротиков бывает необходимо предварительно пройти всю программу индивидуально (естественно, в сокращенном варианте), а затем уже включаться в общие занятия. Иногда это предварительное проговаривание и проигрывание необходимо ребенку в течение 2-3 месяцев, но опять же важно своевременно его прекратить. Педагогу приходится вести себя очень гибко, так, если после прекращения предварительного проигрывания ребенок стал тревожнее, негативнее и напряженнее, необходимо вернуться на несколько занятий назад, а потом опять потихоньку снимать индивидуальную поддержку.

          Для некоторых детей на первых порах необходимо присутствие мамы. В этом случае существенно, чтобы мама тоже с увлечением делала то, что нужно по ходу занятия, вместе с детьми, и не пыталась как-то воздействовать на своего ребенка. Затем через пару занятий маме потребуется зачем-нибудь выйти из зала, затем остаться снаружи помочь готовить чай. Главное, что это делается всегда по договоренности с ребенком. В некоторых случаях и для некоторых детей резкие изменения необходимы, но они всегда продумываются и готовятся педагогом заранее.

          Когда ребенок привык к занятиям в группе, задача педагога – помочь ему освоить выполнение движений под музыку. Наконец цель почти достигнута. Ребенок прыгает, изображая зайчика, раскачивается как медведь, хлопает в ладоши в нужный момент и делает это легко, благодаря соответствующему характеру музыки, эмоциональному настрою, помогающему войти в образ. В этот момент хорошо как-то усилить экспрессивность занятий. Этого можно достичь разными способами – меняя темп (ускоряя и замедляя), или пригласив на занятие кого-нибудь нового, или нарядив ребенка во что-то новое, если это для него важно (это может быть красивый бант, шарфик и т.д.).

          С этого момента начинается работа по стимуляции речи. Педагог входит внутрь круга (круг держится уже без него) и на протяжении всего занятия поет лицо в лицо с ребенком. Хорошо, если есть тактильный контакт (педагог держит ребенка за руку). Можно вместе с ребенком образовать маленький круг внутри большого.

          Терапевт как бы призывает ребенка помочь ему петь, особенно выделяя голосом повторяющиеся фрагменты (би-би-би, ля-ля-ля, ...). Может потребоваться много времени, пока ребенок начнет произносить в ответ первые звуки. По-видимому, если длительные занятия не дают никакого результата, педагог должен признаться в своей неудаче и искать другие пути стимуляции речи. Однако в нашей практике такого не случалось. Обычно сбои происходят на ранних стадиях.

          В большинстве случаев ребенок откликается на стремление музыкотерапевта вовлечь его в общее пение. Первое, что начинает делать ребенок – это подавать голос во время пения. Так, недавно на наши музыкальные занятия пришел мальчик Юра, 7 лет. В результате серьезного нарушения эмоционально-волевой сферы (ранний детский аутизм) у него полностью отсутствует речь (он произносит только 3 слова) при том, что он читает и пишет (выкладывает фразы из магнитной азбуки). После нескольких посещений музыкальных занятий он начал «голосить» во время общего пения, и после этого к трем словам, которые он произносит, прибавилось еще несколько.

          После первых вокализаций появляются лепетные слоги. Если у ребенка нет моторных проблем, таких слогов появляется сразу много (бу-бу-бу, би-би-би, ма-ма-ма ...).

          Педагог, занимающийся с ребенком, обязательно должен учитывать, что стимуляция речи ведет к общей стимуляции активности (т.к. произвольный контроль у ребенка в это время еще не сформирован). Поэтому такие занятия сильно возбуждают и растормаживают ребенка и могут давать эффект, похожий на стимуляцию сильными лекарствами. Если ребенок от занятий очень возбуждается и возбуждение преобладает над появившейся речевой продукцией, нужно на некоторое время оставить его в покое. Это значит, что ребенок продолжает ходить на музыкальные занятия, но педагог временно прекращает целенаправленно стимулировать его речь. Через некоторое время, когда возбуждение уменьшится, работу по стимуляции речи можно возобновить.

          После того, как ребенок начал произносить слоги, педагог ослабляет индивидуальную работу с ним, но следит, чтобы на каждом занятии повторялись те песни, которым ребенок может подпевать. На этом этапе музыкальная терапия отходит на второй план, хотя ребенок продолжает посещать музыкальные занятия, а на первый план выступают игровые методы стимуляции речи. Если в это время не ослабить интенсивность музыкальной терапии, ребенок перевозбудится, могут начаться истерики. Педагог предлагает игры, в которых по ходу действия для ребенка очень важно что-то произнести. Это может быть, например, игра в прятки с ауканьем или игра в лото в группе детей, большинство из которых азартно вовлекаются в игру, каждый кричит «дай», тогда и у неговорящего ребенка в какой-то момент может тоже вырваться слово «дай». Можно также специально «выманивать» речь, выстраивая такие ситуации, в которых ребенку оказывается необходимо что-то сказать (например, прежде чем дать ребенку то, что он хочет, педагог делает небольшую паузу, чтобы ребенок попросил). Для одного мальчика, Сережи, решающим средством оказалась игра, в которой все кидались друг в друга подушками (понятно, что такая игра проходила на большом эмоционалоном подъеме). Этот мальчик дома жил в ситуации очень строгого контроля за всеми его действиями, и в результате к 4-м годам не говорил ни слова, хотя у него не было серьезной патологии развития. Игра с киданием подушками помогла снять излишний самоконтроль, и Сережа начал говорить – вначале слова, а потом развернутые фразы.

          Первые слова, которые появляются в результате игровых занятий – это обычно звукоподражания или другие короткие слова ("иди», «дай").

          На этом этапе опять подключается музыкальная терапия. Педагог поет вместе с ребенком, глядя ему в глаза и отчетливо пропевая некоторые слова. Желательно, чтобы эти слова были связаны с определенным движением. В конце концов в результате этой работы ребенок повторяет какое-то слово, пропевая его. Для того, чтобы это удалось, важно подобрать песню, которая нравится ребенку. В этой песне должен быть подходящий мотив, т.к. для каждого ребенка существуют более «удобные» ритмы, которые ему легко поддержать, и менее «удобные», которые он плохо усваивает.

          Параллельно с этим происходит работа по расширению словаря (усложняющееся лото, задания с просьбой показать на картинке определенные предметы). Правила игры постепенно усложняются, так что ребенку приходится произносить уже не одно слово, а два (например, играя в лото, говорят не просто «дай», а «дай мишку», «дай куклу» и т.п., потом начинают говорить «дай Ане мишку"). Постепенно усложнение доходит до того, что ребенок говорит «дай Ане голубого мишку, пожалуйста». Такой фразовой речи можно добиться, если у ребенка уже сформирована внутренняя речь и ее нужно только вывести наружу. Если внутренняя речь недостаточно сформирована, нужно много работать над пассивным словарем, словообразованием и грамматикой. Ребенок должен уметь показывать на картинках не только предметы, но и действия, а также ответы на вопросы, требующие склонения слов по падежам ("на чем сидит мальчик?» и т.п.).

          Когда ребенок уже овладел фразой, первое время он произносит ее как бы с усилием, как будто он достает слова из заднего кармана брюк. Речь обычно бывает неразвернутая, в виде корневых осколков слов, без окончаний, предлогов, без связок, глаголов, часто с неправильным порядком слов. Параллельно со стимуляцией речи идет работа над возможностью линейной последовательной организации предметов – выстраиваются в определенном порядке игрушки (матрешки, пирамидки, поезд); воспроизводится повторяющийся рисунок из бусинок, горошин, фишек; усваивается порядок действий. Часто этого бывает достаточно для того, чтобы линейная структура фразы тоже стала упорядоченной. Но иногда этого не хватает. Например, у девочки Тани появилась речь, в которой совершенно нет порядка, в слове переставляются слоги и звуки, отсутствует начало слова, нет связок между словами. Ее речь напоминает телеграфный стиль. Мы подключили следующий этап музыкальной терапии: записали песни, которые поем в группе, на кассету, причем увеличили количество протяжных песен, и дали Тане пение в качестве домашнего задания, чтобы дома мама два раза в день пела вместе с Таней. Кроме того возобновили с Таней индивидуальные занятия пением, а на общем занятии ассистент опять подсел к Тане и пел с ней лицо в лицо. Через некоторое время Тане стало удаваться пропевать все слова в песне с соблюдением их структуры. После того, как ребенок научился плавно пропевать фразы, он начал так же плавно их говорить.

          На этом, конечно, не заканчиваются занятия по развитию речи у ребенка. Дефектологу и логопеду предстоит решать еще много проблем, но главный толчок, благодаря которому у неговорящего ребенка появляется речь, происходит на музыкальных занятиях. Май 1994 года.


--
04.09.08 (16:53)
Автор Битова А. Л., Липес Ю. В.
Написать письмо


[Комментировать]