Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по логопедии

Развитие отечественной логопедии на этaпe с 1860

          Исследований истории отечественной логопедии фактически нет. Актуальность же изучения истории определяется рядом обстоятельств. Во-первых, исследование ее поможет более глубокому осмыслению современного состояния науки и в какой-то мере будет способствовать определению перспектив ее развития. Во-вторых, изучение истории может воскресить забытые идеи, в частности, те, которым не придавалось должного значения в предшествующие периоды, но которые значимы сегодня. В-третьих, знание истории будет способствовать формированию необходимого для каддого ученого чувства сопричастности к единому процессу становления и развития отечественной логопедии.

          Теоретическое значение исследования истории логопедии заключается в том, что знание истории науки дает возможность представить изучаемое явление в движении, т.е. способствует выявлению многообразных, взаимосвязанных внешних и внутренних факторов, влияющих на развитие науки; Знание истории погложет определить объект, предмет и методы данной науки, ее место и роль в системе других наук.

          Для исследования нами взят период с начала X1X вика по первую четверть XX века – период зарождения и становления логопедии как самостоятельной науки.

          На основании ряда принципов (взаимосвязи исторического и логического, принципов развития и системности) в данном периоде выделены следующие 4 этапа: первый – с 1800 по 1860 год; второй – с 1860 по 1880 год; третий – с 1880 по 1900 год; четвертый – с 1900 по 1925 год. Особенности каждого этапа определяются изменениями социально-экономического устройства общества, характером его культуры, стилем мышления в большой Науке, доминирующими направлениями в науках о человеке, в частности, науках, в которых изучалась патология речи.

          В данной статье анализируется этап с 1860 по 1860 год. Именно в эти годы наука о патологии речи начала формироваться как теория. Начали определяться основные направления в изучении, предупреждении и преодолении патологии речевой деятельности. На предшествующем же этапе (1800-1860 гг.), как правило, изучались только отдельные клинические случаи, накапливался эмпирический материал по вопросам этиологии, симптоматики, преодоления патологии речи и голоса.

          Для исследования выделен концептуальный компонент науки, т.е. развитие идей. Цель статьи – кратко описать историю формирования представлений об объекте, продаете и методах науки логопедии, историю представлений об этиологии, механизмах, симптоматике, предупреждении и преодолении расстройств речи и голоса на данном этапе.

          Дадим сначала общую характеристику данному этапу. В связи с ведущими естественнонаучными тенденциями, характерными для этого этапа (классификация и систематизация, рассмотрение явления в развитии, обусловленность развития внешними и внутренними воздействиями), значительное внимание стало уделяться изучению расстройств речи и голоса. В науках (преимущественно – медицинского цикла), исследующих патологию речи и методы ее преодоления, часто сохраняется эмпирический подход. Продолжается описание в основном внешних, одиночных и разрозненных явлений. Вместе с тем намечается переход на теоретический уровень исследований. Появляются работы, в которых вскрывается внутренний механизм явления. Прослеживается использование рядом авторов принципа системности. Наблюдается стремление к классификации эмпирического материала. Но классифицируются, как правило, внешние факты и объединение их носит механистический характер. Вместе с тем важное значение начинает придаваться принципу развития: обращается внимание на речевые расстройства детского возраста, появляются работы, в которых рассматривается онтогенез патологии речи.

          Учете о нарушениях речи и голоса еще не выделяется в самостоятельную область знаний и продолжает существовать главным образом в недрах медицинских наук. Однако патология речи и голоса начинает исследоваться специально. Об этом свидетельствуют отдельные монографии и многочисленные статьи, посвященные этой патологии. Она рассматривается как самостоятельное явление.

          В частности, некоторые нарушения речи трактуются как особые болезни детского возраста. Так, Г.Кленке в переведенном на русский язык сборнике «Больное дитя» (1879) специальную главу посвящает косноязычию и заиканию и трактует эти формы патологии речи как особые заболевания ребенка. Такой подход в дальнейшем найдет свое продолжение в работах И.А. Сикорского /21/, В.Ф.Хмелевского /25/, В.Ф. Олтушевского /18/ и других.

          В отличие от предыдущего этапа, где основной внимание обращалось на исследование заикания, на данном этапе, наряду с изучением заикания, относительно широко начинает исследоваться косноязычие, риполалия, тахилалия, афазия и более глубоко – нарушения голоса. Возросший интерес к различным формам расстройств речи и голоса может быть объяснен, с одной стороны, значительными изменениями социально-экономической жизни страны на этом этапе, в частности, расширением просветительских мероприятий, увеличением потребности в грамотных специалистах, к речи которых предъявлялись особые требования. С другой – причинами внутринаучного.характера: накопилось большое число описаний конкретных случаев расстройств речи и голоса, что требовало их систематизации и теоретического осмысления. Вместе с тем возрос уровень наук, на основе которых формировались знания о патологии речи и голоса. Это позволило подойти к более глубокому изучению ее этиологии, симптоматики, методов преодоления, а также обратиться к анализу ее механизмов.

          Основная масса работ о нарушениях речи и голоса, как и ранее, публикуется в специальных периодических изданиях. Вместе о тем начинают появляться монографии. Авторы их обращаются к изучению либо одной формы нарушения речи (например, это монография А.Кожевникова «Афазия и центральный орган речи» /9/) либо нескольких форм. В последнем случае это переводы книг, в которых главное внимание уделяется описанию методов преодоления заикания, косноязычия, нарушений голоса (Р.Кен /6/; Дебэ /4/; Г. Кленке. /7/). В этих работах даются также классификации и сравнительные характеристики различных форм нарушений речи. Методы преодоления патологии речи и голоса на данном этапе начинают исследоваться шире, нежели на предыдущем. Раньше, когда лечение расстройств речи и голоса было еще мало изучено к часто находилось в руках некомпетентных лиц, авторы старались методы преодоления скрывать и редко публиковали их. Теперь же появилось сравнительно большое количество различных методов преодоления, их разработкой занялись медики. Авторы стали заинтересованы в том, чтобы предпочтение было отдано именно его методу.

          Однако подробного описания методов преодоления, как правило, не приводилось, что происходило по многим причинам. Во-первых, возможно, это связано с давней традицией сохранения секретов методов. Во-вторых, еще не были достаточно хорошо изучены этиология, симптоматика, механизмы патологии речи и голоса, а это в свою очередь не позволяло создать теоретическую базу для разработки методов их преодоления.

          Исследований отечественных ученых по многим формам патологии речи еще не было. Потребность же в таких работах возрастала. Запросы вненаучного и внутринаучного характера были столь сильны, что требовали от отечественных ученых обратить пристальное внимание на зарубежные исследования. Возникла необходимость их переводов. Поэтому количество переводоз зарубежных работ на этом этапе намного превышает количество работ отечественных.

          Вопросы расстройств речи и голоса рассматриваются не только в монографиях и статьях, но и в отдельных главах книг, посвященных изучению других проблем. Например, в переводе монографии Э.Легувэ «Чтение как искусство» /12/ содержатся главы «Произношение», «Шепеляние и картавость», «Заикание». Это подтверждает то, что преодоление нарушений речи и голоса приобретает важное значение и, в данном случае, ведется параллельно с другими направлениями педагогической работы: обучение чтению, ораторскому искусству и проч. Таким образом, появляются работы (пока только переводы), в которых исправление нарушений речи и голоса становится частью педагогического процесса (воспитания и обучения). Тем самым создаются предпосылки для осознания логопедии как самостоятельной педагогической области знания.

          На этом этапе среди разных форм патологии речи особое внимание уделяется изучению афазии. Это может быть объяснено стремлением исследователей проникнуть в строение и функционирование мозгп, в механизмы нарушений речи, понять устройство и принципы работы речевого аппарата. Поэтому наряду с изучением этиологии, симптоматики, преодоления расстройств речи и голоса, начинают исследоваться их механизмы. Неслучайно на данном этапе появляются переводы работы, в которых авторы, пытаясь определить специфику речевых нарушений, приводят подробные сведения об анатомии и физиологии человека, нормальной деятельности речевого аппарата, онтогенезе речи. Например, Дебэ /4/ рассматривает механизм нормального голосообразования, строение органов голосового аппарата, изменение характеристик голоса в различные периоды жизни и проч. Таким образом, можно говорить о зарождении на данном этапе взаимосвязи изучения патологии речи и голоса с рядом наук о человеке: с анатомией, физиологией, лингвистикой, что на последующих этапах оформится в мультидисциплинарный подход к исследованию патологии речевой деятельности.

          Наиболее важной работой этого этапа является монография А.Кожевникова «Афазия и центральный орган речи» /9/. Автор предлагает целостный подход к изучению афазии. А.Кожевников определяет механизм этого расстройства, обращается к исследованию так называемого органа речи (т.е. центра локализации речи). Автор выявляет взаимосвязь различных анатомических центров (движения, зрения, слуха, осязания и других) и этим объясняет многообразные существующих форм афазии. А.Кожевников создает, по его словам, «костяк аппарата речи». Эта работа пример того, что отечественные исследователи начинают идти дальше изучения внешней стороны механизмов. Они обращаются к строению и функционированию центральных отделов аппарата речи.

          Рассмотрим основные особенности изучения этиологии, симптоматики, механизмов, методов предупреждения и преодоления расстройств речи и голоса на данном этапе.

          Для большинства исследований характерен поликаузальный подход к изучению ряда форм патологии речи. Вместе с тем причины не только назывались, их начали объединять. На изучении этиологии сказалось и стремление к систематизации в естественных науках. Наиболее часто такой подход наблюдается при изучении заикания и косноязычия. Некоторые авторы /7; 12/ объединяют в одну группу причины, характерные для всех выделяемых голи разновидностей косноязычия (для дефектов шипящих, свистящих, сонорных звуков и других). Другие исследователи, наоборот, дифференцируют эти причины в зависимости от каждой разновидности /4/. При этом выделяются как органические, так и функциональные причины.

          Стремление к систематизации причин обусловило появление сравнительных классификаций различных форм расстройств речи. Например, Г.Кленке /7/ сравнивает этиологию заикания, косноязычия и «быстрой речи». Рассмотрение нескольких форм речевых расстройств, в сравнении свидетельствует о появлении тенденции к анализу специфики причин при разных формах патологии.

          В большом массе работ этиология продолжает рассматриваться в рамках отдельных клинических случаев. Прежде всего это касается афазии /1; 10; 17; 22; 24/ и нарушений голоса /2; 3; 13; 16; 20/. Но намечается переход от описания причин отдельных случаев патологии речи к их обобщению. Появляются работы, в которых наблюдается стремление к классификации причин. Эти классификации основывались на анализе довольно большого числа случаев. В частности, в статье Кларуса (1875, обозреватель Толстой) представлена статистическая классификация 50 случаев афазии у детей. Автором выделено 5 групп причин и соответственно 5 форм афазии. Одна из форм – врожденная детская афазия. Под «врожденной детской афазией» Кларус понимает то, что в настоящее время рядом исследователей называется алалией. Таким образом, еще за два года до А.Куссмауля (1877) Кларус выделяет врожденную афазию (алалию)/8/.

          Появление этой и других работ /6; 7; 11/ свидетельствует о том, что возникает особое внимание к патологии речи детского возраста.

          Что касается симптоматики расстройств речи и голоса, то описание ее становится более полным и систематизированным. Описываются чаще всего внешние симптомы. Например, при заикании – место локализации судорог /4/, при расстройствах звукопроизношения – группы нарушенных звуков /6/. Внутренняя симптоматика, как правило, не рассматривается.

          Проводятся сравнительные классификации расстройств речи, где симптоматика является одним из объектов сравнения. Например, paвнение симптоматики при афазии, нарушениях речи при слабоумии и «периферических» нарушениях речи приводит И. Мержеевский /14/. Сравнительные классификации дают возможность проводить дифференциальную диагностику.

          В некоторых классификациях показана зависимость симптоматики от различных внешних условий (формы речи, времени суток и проч.) и внутренних (например, отмечается влияние силы воли на снижение судорог при заикании). Тем самым симптоматика начинает рассматриваться в системе взаимосвязанных внешних и внутренних отношений.

          Изучение симптоматики все чаще базируется на довольно большом количестве клинических случаев. Это относится к заиканию, тахилалии, нарушениям звукопроизношения и другим /б; 7; 11/. Например, в обозрении статьи Герхарта /З/ дана подробная физическая симптоматика истерической афонии центрального происхождения, основанная на анализе 20 случаев паралича голосовых связок.

          Благодаря тщательному и систематизированному изучению симптомов выделяются новые формы патологии речи (ринолалия, тахилалия).

          Нужно особо отметить, что на данном этапе внимание авторов обращается на специальное изучение механизмов речевых и голосовых расстройств. Патология речи и голоса начинает рассматриваться не как стационарное явление, но как процесс. Прослеживается два основных подхода к исследованию механизмов: механистический и функциональный. Чаще устанавливается механистическая «жесткая» зависимость: внешнее нарушение речевого аппарата приводит к расстройству какой-либо функции речи. Например, «неповоротливый» язык, по мнению Дебэ /4/, объясняет то, что при произношении звука [р] дрожит не кончик языка, а его «основание». Один из механизмов заикания он видит в короткости подъязычной связки, что приводит к сокращению объема движений артикуляторного аппарата, а следовательно, к возникновению судорог. Такое понимание механизмов может быть объяснено господствующим в естествознании эмпирическим подходом к изучаемому явлению, а также тем, что еще не существовало самого понятия механизма как целостного процесса.
  
          Зарождение функционального подхода к исследованию механмзмов можно обнаружить в работах, посвященных изучению афазии /19; 23/. Например, еще в 1367 г. В.М.Тарновский критиковал локализационизм и писал о том, что способность речи не локализуется в какой-то определенной зоне мозга. Для выявления механизме афазии он отталкивается от механизмов нормального речеобразования. В.М. Тарновский создал модель речи, которая объясняет механизм афазии на основе анализа физиологических и психологических механизмов речи. В модели процесса речи он выделил звенья, вэаимная работа которых необходима для нормального речеобразования. Среди них образование внутренней речи; произвольное двигательное побуждение; передача двигательного побуждения от мозгового центра к группам мышц, участвующих в произношении слов, и другие. Нарушение работы каждого звена В.М. Тарновский связывает с определенной формой афазии.

          Кроме того, следуя общей тенденции в афазиологии на Западе многие работы связаны с определением центров головного мозга, отвечающих за процесс речеобразования /5; 9; 14; 15; 26 и др./. Наиболее подробные данные о «центральном органе речи» приводит А.Кожевников в 1874 г. /9/. Механизм афазии он видит в повреждении проводящих путей от «органа речи» к центрам движения, зрения, осязания, представлений и слуха. А.Кожевников показал, что анатомические центры лежат близко друг к другу и, следовательно, могут быть нарушены при поражении «органа речи». Это, по мнению автора, объясняет многообразие форм афазии. А. Кожевников доказал взаимосвязь речевых и неречевых зон мозга в процессе речеобразования.

          На данном этапе начинают разрабатываться методы преодоления многих форм патологии речи и голоса, хотя продолжают преобладать работы по лечению заикания. Внимание исследователей стало обращаться на преодоление нарушений звукопроизношения, ринолалии, тахилалии. Типичным для этого этапа является симптоматический и механистический характер методов предупреждения и преодоления. Работа строится, как правило, на устранении какого-либо одного внешнего симптома нарушения речи. Не учитывается многообразие проявлений расстройства речи, его этиология и механизмы. Например, работа по исправлению звукопроизношения состояла в механической «постановке» звуков. При преодолении заикания обычно тренировали просодическую сторону речи, регулировали дыхание и т.п.

          Наряду с этим, у некоторых авторов /4; 6; 7/ явно просматривается тенденция разработки комплексного метода устранения, в котором наряду с дидактическими приемами используется общеукрепляющее лечение и элементы психотерапии. Специальное исследование механизмов нарушении речи привело к тому, что начал формироваться этиопатогенетический подход к их преодолению. Например, Червен /6/, называя причиной (с точки зрения современных представлений – механизмом) заикания дискоорцинацию, или «хореическое состояние» органов речевого аппарата, основывает свою систему на воспитании их согласованной работы.

          На этом этапе начинают довольно широко применяться педагогические методы преодоления расстройств речи, что готовит основу для формирования учения о патологии речи как педагогической области знаний.

          Таким образом, данный этап представляет собой качественно новый уровень в истории отечественной логопедии. Значнтельно увеличилось число работ, посвященных различным вопросам патологии речи и голоса, что свидетельствует о возросшем интересе к проблемам логопедии. На этом этапе начинает формироваться теоретическая основа учения о патологии речи. От изолированного рассмотрения единичных случаев расстройств речи и голоса постепенно перешли к их обобщению и теоретическому осмыслению. Учет принципов развития и системности способствовал появлению процессуального подхода к изучению патологии речевой деятельности. Выделяются два основных направления в исследовании речевых расстройств: механистический и функциональный. Появляется тенденция рассмотрения патологии речи в системе взаимосвязанных внешних и внутренних факторов. Данный этап предваряет становление и развитие самостоятельной области знаний о патологии речевой деятельности и в ней частного раздела – логопедии.

          Библиографические ссылки1.Больтон. Сложный перелом черепа // Военно-медицинский ж. СПб., 1879. Т.134.

          2. Бригер Л. Случай двустороннего паралича голосовых связок // Мед.обозрение. М., 1877. Т.8. 3. Герхарт. Об истерическом параличе голосовых связок // Мед. обозрение. М., 1876. Т.9.

          4. Дебэ. Новооткрытая тайна человеческого голоса и речи, М., 1876.

          5. Лоун. Правая гемиплегия и потеря речи // Мед.вестник, СПб., 1072. ? 14.

          6.Keн Р. Заикание, шепелявость и проч. М., 1878.

          7. Кленке Г. Больное дитя. СПб., 1879.

          8. Кларус. Об афазии у детей // Мед.обозрение. М., 1875. Т.4.

          9. Кожевников А.Я. Афазия и центральный орган речи. М., 1074.

          10. Кох. Афазия при малокровии // Военно-медицинский ж. Спб., 1879. Ч. 135.

          11. Куссмауль А. Расстройство речи. Опыт патологии речи. Киев, 1879.

          12. Легувэ Э. Чтение как искусство. М., 1879. Гл.5; гл.6, гл. 7.

          13. Ломтиков. Ларингоскопическая картина при склерозе головно-спинного мозга // Мед.вестник. СПб., 1878. ? 27.

          14. Мержеевский И.П. К вопросу об афазии // Архив судебной медицины и обществ. гигиены. М., 1867. ? 1.

          15. Лонг Ф. Случай бульбарного паралича // Мед.обозрение. М., 1876. Т.6.

          16. Месчед. Случай двустороннего паралича мышц, расширяющих голосовую щель // Мед.обозрение. М., 1878. Т.10.

          17. 0'Нейль У. Афазия вследствие опьянения // Военно-медицинский ж. СПб., 1879. Ч.136.

          18. Олтушовский В.Ф. Краткий взгляд на патологию речи и ее значение. СПб., 1898.

          19. Родосский И.С. К учению об афазии // Воонно-медицинский ж. СПб., 1872. Ч.113.

          20. Зершоттер. О лечении суженной гортани // Мед.обозрение, М., 1678. Т.9.

          21. Сикорский И.А. О заикании. СПб., 1889.

          22. Стивенсон. Необыкновенная гемиплегия // Военно-медицинский ж. СПб., 1880. Ч.137.

          23. Тарновский В.М. Некоторые Формы сифилитической афазии Военно-медицинский ж. СПб., 1867. Т.45. ? 12. Ч.100; 1868. Ч.101.

          24. Фишер. Афазия от испуга // Военно-медицинский ц. СПб., 1877. Т.129.

          25. Хмелевский В.Ф. Заикание, его сущность, предупреждение и лечение. Одесса, 1897.

          26. Шарко. Новые факты, доказывающие местоположение в мозге органа речи // Мед.вестник. СПб., 1880. ? 39.


--
04.09.08 (16:50)
Автор Безлюдова А.В.
Написать письмо


[Комментировать]