Настройка шрифта В избранное Написать письмо

Книги по дефектологии

Кащенко В.П. Педагогическая коррекция: Испр. недостатков характера

Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11)
ние их мы имеем в трудах П. П. Блонского (СНОСКА: См., например: Блонский П. П.. Основы педагогики.-М., 1926; Педология. – М., 1925; Основы педологии.-М.; Л., 1930.). Каждому педагогу, изучающему и корригирующему недостатки воли у детей, оно может служить исходным подспорьем при определении возрастных ненормальностей. Воспитателю исключительных в отношении характера детей сверх того следует иметь в виду положение, установленное в самое последнее время европейскими и американскими исследователями, что для воспитания воли важно не развитие воли, например, чтобы перенести трудные минуты или чтобы достигнуть поставленной себе цели, но выработка мотивов, обусловливающих наши действия. Среда с самыми широкими и разнообразными своими раздражителями должна быть организована таким образом, чтобы создавать и вырабатывать в ребенке мотивы ожидаемых от него поступков.

          Врачебно-педагогическая коррекция недостатков воли у детей состоит в следующем.

          Укрепление слабой, больной воли должно проводиться систематически. Для этого прежде всего необходимо, чтобы у кого-нибудь из окружающих была твердая воля; воспитатель ребенка со слабой волей должен служить источником воли, из которого он черпает подкрепление, так как воля индуцируется, передается от одного человека к другомуЛюди с неустойчивой волей не могут воспитать крепкую волю.

          У слабовольных детей недостаточно развита установка (внимание) и нет центрированных склонностей к чему-либо: такой ребенок на всех смотрит одинаковыми глазами; для него все любопытно, что ново, но все новое для него скоро стареет, надоедает, так как он интересуется лишь внешней стороной явлений. Вследствие этого многообразие городской жизни, масса всегда новых впечатлений отнимают так много энергии у слабовольного, что после дневной сутолоки он испытывает только усталость и спутанность мыслей. Чтобы избежать этого, необходимо удалить ребенка в таком случае от городского шума, лишить плохо переносимого им разнообразия. Уменьшая количество рецепций (восприятии), мы тем самым увеличим их интенсивность. Ребенок видит и слышит немногое, но получает возможность глубже взглянуть на вещи, дольше заинтересовываться ими. Постепенно задерживая внимание ребенка на тех или других интересующих его явлениях, открывая перед ним новые и новые их стороны, побуждая его не только пассивно рассматривать и понимать эти явления, но и стремиться к достижению какого-либо успеха, можно пробудить в его сознании желание что-нибудь сделать, добиться, довести до конца начатую работу, получить впервые удовлетворение в труде, а это уже явится несомненным толчком и опорой его самодеятельности.

          Несколько другой тип слабовольных детей создается нередко однообразием школы, где ребенок не имеет возможности проявить свою индивидуальность, а приспособиться к окружающему ему недостает сил. Однако он умственно развит соответственно своему возрасту, иногда и выше, имеет настойчивое желание заниматься, но не тем делом, к которому его приставили, например не школьными уроками, к ним у него отвращение, он их исполняет через силу, с тоскливым чувством. И в то же время он отдается с особенным удовольствием тому, что нравится. Он или усиленно читает посторонние книги, или же с увлечением занимается ручным трудом, с большой охотой проделывает всевозможные однообразные и тяжелые работы. Беда, но, понятно, не вина в том, что родители, очевидно, не смогли с раннего детства подготовить его к тем обязанностям, которые возложила на него школа. С другой Стороны, такому ребенку тесно в четырех стенах, он ищет независимости, ему нравится подвижная деятельность, труд иного рода. Предоставьте ему делать то, что он хочет, и окружите его при этом полным вниманием. Удовлетворите его сполна, дайте ему насытиться любимым делом, и тогда он незаметно для себя сможет выполнять и неинтересную и нелюбимую работу.

          Все дети подражательны и внушаемы. Если слабовольный ребенок будет видеть вокруг себя людей настойчивых в своих требованиях, решительных, строгих к своим словам, обещаниям и т. п., то невольно он сам постепенно усвоит подобные же черты характера.

          Требования в выполнении какой-нибудь работы, занят» всегда должны соразмеряться с силами, знаниями и навыками ребенка. Здесь особенно тщательно должна соблюдаться дозировка всякой работы: постепенное увеличение нагрузки на ребенка, имеющего те или иные недостатки в волевом усилии.

          Для развития настойчивости, энергии, активности, умения следует добиваться поставленной цели, выдержки в работе. Для всего этого, с одной стороны, необходим интересно обставленный труд, а с другой – самовоспитание (для развития положительной воли) и самокоррекция (для воспитания задерживающей воли, иначе говоря-для выработки в ребенке самообладания). Мы прекрасно знаем, что такая задача нелегкая, но все же выполнимая.

          Нередко родители делают большую ошибку в воспитании, допуская предупреждение всех малейших желаний неустойчивого, капризного, издерганного ребенка, поощрение его бесплодных стремлений, устранение такого ребенка от всяких волнений, неприятных огорчений. Подобные условия изнеживают ребенка и, в частности, ослабляют его волю. К неизбежным, естественным неудачам жизни надо уметь относиться с самообладанием, мужественно. Перед великим горем надо быть непреклонно стойким. К сожалению, во вред детям и, конечно, не на пользу общества есть много случаев, когда первая неудача сбивает с пути и обессиливает безвольных. Это – не жертвы жизни, это – жертвы дурного воспитания.

          В аналогичных случаях, а также вообще при всяких активно-волевых дефектах детский коллектив и метод коррекции через коллектив дают чрезвычайно эффективные результаты, в чем мы могли постоянно убеждаться, но, однако, при обязательном условии – правильно поставленном учреждении и хорошей организации коллектива.

          Коррекцию слабоволия, развитие и укрепление воли весьма разумно начинать с физического воспитания: с так называемых естественных движений (бег, коньки, лыжи, плавание, гребля, кислородные экскурсии и т. п.), вольных игр, организованных подвижных игр. В борьбе с детским слабоволием эти виды физического воспитания оказывают большую услугу и притом двойную, так как они физически оздоровляют и одновременно способствуют исправлению слабости характера. Физическое воспитание вырабатывает в слабовольном ребенке отсутствующие черты характера: социальные эмоции, выносливость, выдержку, смелость, решительность, мужество и т. п. Физическое/воспитание должно осуществляться живо, забавно, весело и интересно.

          С наступлением некоторого улучшения воли дальнейшая ее коррекция ведется разнообразным физическим трудом (и в мастерской, и при самообслуживании и т. п.) с постепенным присоединением умственной работы. Такая последовательность обусловливается тем фактором, что физический труд возбуждает организм, ускоряет дыхание и кровообращение, улучшает пищеварение и общий обмен веществ и тем самым ставит мозг в лучшие жизненные условия, а все это, в свою очередь, является очень хорошей предварительной подготовкой к школьным занятиям, к самостоятельному чтению книги и вообще ко всякому интеллектуальному усилию.

          Однако труд, работа должны быть, как учит наш опыт, особенно интересны для нервных, изнеженных длительным безделием, неработоспособных детей и тем более юношей. У них слишком часто наблюдается отвращение к физическому труду и тем более к затрате мыслительной энергии. Чтобы с этим бороться, надо заинтересовать их, подобрав для каждого работу или занятия соответственно его вкусу, желанию и умению. По отношению к подобным детям и юношам самое главное всегда во всем – это охота воспитать у них потребность работать. Весьма хорошо помогает здесь коллективный детский труд, который создает желание работать и повышает стремление довести до конца начатую работу.

          Воспитание должно вселять в ребенка и юношу уверенность, что он может понять, может сделать то или иное дело, и научить его радоваться всякому сделанному им усилию.

          Необходимо научить ребенка желать и приводить в исполнение свои желания, настаивать на них, словом, осуществлять их. Для этого полезно давать ему задачи разной трудности. Эти задачи в течение долгого времени должны быть доступны ребенку и усложняться лишь» по мере развития его сил. Если это условие не соблюдено и ребенок постоянно чувствует себя не в силах сделать, что нужно, то предлагаемые задачи не будут служить здоровым упражнением воли и внимания, а лишь убедят его в собственном бессилии, лишат его уверенности. Ребенок постепенно утратит веру в свои способности, в свое умение и станет сомневаться в самом себе. Если же это чувство укрепится в его сознании, оно может положить начало тому параличу воли, который называют безволием. Тогда наряду с перевоспитанием потребуется и лечение.

          При коррекции дефектов воли одну из первостепенных ролей играет психотерапия в различных ее формах, искусно и умело применяемая опытной рукой, доступная для детского понимания.

          Оздоровление нервной системы проводится наряду со всеми указанными методами и чисто лечебными мероприятиями: электротерапией, гидротерапией и аэротерапией, а также медикаментозным лечением.

          Следует отметить, что немаловажное значение в изложенной нами системе коррекции слабоволия имеет строго соблюдаемый лечебно-педагогический режим, преследующий цель гигиенического накопления и расходования психофизической энергии слабовольных детей и юношей.

          Коррекция страхов.При коррекции страхов не следует рассказывать страшных историй не только на ночь, но и Днем и читать газетную хронику происшествий; нужно ребенку предоставить возможность откровенно делиться своими переживаниями, связанными со страхом, и устранить все внешние его поводы. В некоторых же случаях простейшим средством является произвольное вызывание припадков страха (внезапный резкий шум и т. п.) до тех пор, пока ребенок не привыкнет к нему.

          Известный детский врач и педагог, автор получившей у нас доброжелательный прием книги «Нервные болезни и воспитание» (СПб., 1908) Гуго Оппенгейм (Oppenheim) предлагает применять рекомендованную немецким психиатром Теодором Цигеном (Ziehen) (СНОСКА: Это имя встречается в нашей литературе и в другой транскрипции: Цийен,-Ред.) аффективную гимнастику (Affektgymnastik), т. е. заставлять ребенка делать методические упражнения для того, чтобы постепенно отучить его от наклонности к страху. Юноше, боящемуся огня, следует привязать спичку и лишь спустя несколько дней разрешить ему ее снять. Далее зажженную спичку надо взять из рук больного и объяснить ему: теперь вы снимаете с него ответственность, ответственность принимается вами на себя. Позже этот подросток должен уже сам потушить спичку и еще позже сам научиться ее бросать. Таким путем исподволь приучают к борьбе со страхом. При первых пробах должен непременно присутствовать врач-специалист, а лишь позднее его приучают самостоятельно подавлять свой страх. Само собой разумеется, что в этом случае важно иметь полнейшее доверие к врачу. Авторитетное уверение последнего: «Я беру на себя ответственность за все последствия» – необыкновенно облегчает состояние больного, говорит Циген.

          Короче говоря, страх есть аффект, и, как при всяком аффекте, задачей коррекции является развитие в ребенке искусства самообладания. Это приносит ему пользу на всю жизнь. Понятно, что при практическом применении этого метода неизбежны рецидивы, в этом случае следует вновь с неиссякаемым терпением начинать тот же путь.

          В общем надо сказать, что, кроме терпеливого старания отучить ребенка от его беспричинных страхов, лучше всего действует спокойное убеждение, уговор. Строгостью тут ничего не сделаешь.

          Метод игнорирования.Исключительным по характеру детям никоим образом нельзя показывать, что в них –видят исключительность. Все они, кроме истерических детей, совершенно не могут выносить того, чтобы быть центром внимания. Лишь кажущееся невнимание к их резким дефектам характера ведет к тому, что они постепенно подавляют некоторые свои психопатические проявления. Еще менее того должны они знать, что их считают ненормальными, так как это неизбежно ведет к тому, что одни из них преувеличивают свои психические аномалии, другие же совсем не желают быть ответственными за свои поступки.

          В коррекции недостатков характера истеричных детей метод игнорирования дает особенно хорошие результаты– их рисовка, театральность, болезненное стремление всячески обратить на себя внимание при дружном проведении всем персоналом этого метода очень быстро поддаются сначала смягчению, а в дальнейшем и исчезновению, что в свою очередь, совоспитывает, сокорригирует и другие недочеты характера.

          Метод культуры здорового смеха.Научными исследованиями последних лет, в частности, американского физиолога и психолога Джорджа Дирборна (Dearborn) (СНОСКА: См.: Dearborn D, The Emotion of Joy, – N.-Y.; London: Ma-cmillan, 1989. – 70 p.), установлено громадное ежечасное и ежеминутное значение в жизни человека вообще и в частности ребенка здорового смеха, радости, веселого настроения. Чувство радости заставляет расширяться все мельчайшие кровеносные сосуды, ускоряет оживляющее все органы кровообращение, повышает жизненную энергию организма. Далее те же физиологические и психологические объективные данные говорят нам о том, какое большое и неоценимое действие оказывает радость на наши мускулы и нервы, а также на питание, на умственную и физическую работу.

          Профессор Е. К. Сепп (СНОСКА: См.: Сепп Е. К. Клинический анализ нервных болезней. – М.; Л., 1927.– Ч. L– 428с.) придает смеху значительное психофизическое значение в жизни человека ввиду того, что смех действует освежающим образом на утомленный, усталый мозг. Оригинально анализируя механизм этого влияния на механизм внешних выразительных движений– улыбки и смеха как переживаемых нами эмоций удовольствия, он отмечает, что «при смехе давление в грудной клетке и черепной полости в общем понижено; но на этом общем фоне понижения кровяного давления протекают вибрации, сказывающиеся толчкообразными повышениями, Если мы перенесем в своем воображении этот процесс на венозную систему мозга, то можем сказать, что при облегченном кровообращении мозг испытывает обратные в отношении течения жидкости толчки, мозг подвергается своеобразному массажу. Накопившиеся при однообразной работе продукты утомления при помощи толчков скорее диффундируют в различные стороны. Таким образом, смех, как бы массируя мозг, усиленно снабжая его кровью и тем самым более интенсивно удаляя продукты утомления, создает особенно благоприятные условия для отдыха нашего мозга.

          Ту же мысль по-своему передавал Горький, заявляя, что хороший смех, сотрясая грудь, оздоровляет душу. Кратко резюмируя, мы скажем, что радость и смех вызывают так нужное для организма ощущение свежести, бодрости и активности. «Если бы в детдомах дети больше играли-жизнь детей была бы много радостнее... Конечно, надо научить ребят играть'(СНОСКА: Крупская Н.К.К вопросу о детдомах//Крупская Н. К. Педагогические сочинения: В 6 т.-М., 1978.-Т. 2.-С. 261.-Ред.)

          Влияние радости особенно усиливается по отношению к исключительным детям. Для примера можно сослаться на детей, склонных к уединению, замыканию в себе, аутизму. Здесь и врач, и педагог, наряду с другими мероприятиями, должны использовать и метод создания вокруг ребенка радостной атмосферы. Радость для них столь же необходима, как солнечный свет, как свежий воздух, и ейтак мало нужно места. Она отлично уживается и под низкой крышей. Здоровое веселье, здоровый смех для них является, добавим мы, крайне необходимым лекарством, которое нельзя упускать из виду и которое, наоборот, следует постоянно употреблять в интересах детей.

          С этой целью мы можем рекомендовать следующее. Во-первых, необходим специальный подбор книг для чтения, надо устранить из них те, которые насыщены скептицизмом и пессимизмом. Здоровым чтением может служить лишь та литература, которая в состоянии привить детям бодрость, отвагу, желание побеждать природу. Наряду с этим следует предлагать детям чтение веселых, комических книг.

          Крайне желательно иметь среди педагогов хотя бы одного живого, энергичного, смеющегося и своим поведением заражающего детей.

          Среди детей нередко встречаются весельчаки, склонные к юмору, балагуры. Медико-педагогическое учреждение обязано выявить и затем всячески культивировать эти склонности и затеи. Помня неуравновешенность, необузданность, импульсивность исключительных детей, педагогическому персоналу необходимо следить за тем, чтобы это было в определенных границах, чтобы шутки не переходили в постоянное поддразнивание одного и того же ребенка, не превращались в извод, травлю, истязание его.

          Дети часто из ничего создают свой цирк: Петрушку, инсценировки, шарады в лицах и примитивных костюмах, простенькие спектакли; особенно это процветает в тех случаях, когда среди них имеются артистически одаренные.

          Шутки, прибаутки, загадки также веселы и забавны и потому весьма полезны в деле коррекции ребенка, отклоняющегося от нормы.

          Хороший воспитатель систематически пользуется описанным методом культуры здорового смеха.

          Действия при сильном возбуждении ребенка. Здесь прежде всего надо действовать хорошим примером, помня, что «слово лишь карлик, а пример – великан'; разумно налаженным режимом; спокойным течением жизни учреждения. Необходимо постепенно закаливать воспитанников по отношению к физическим лишениям и неприятным психическим переживаниям. Не следует устранять и удалять все то, что может неблагоприятно влиять на их настроение и аффекты. Можно даже давать им повод к проявлению аффекта, чтобы благодаря этому систематически вырабатывать у них самообладание (Циген-Ziehen). Этому способствует строгий распорядок дня. Если сюда присоединится еще дозированное участие в игре и спорте, то этим будет вызвано усиление волевых импульсов, повышение настроения и психической стойкости.

          Важнее всего при сильном возбуждении ребенка психическое влияние на него окружающих взрослых. Всякий воспитатель, умеющий влиять на детей силой своей личности, справится с грозным проявлением аффекта.

          В худших случаях надо укладывать ребенка в кровать или сделать обертывание или ванну. Ни в коем случае недопустимо при сильном возбуждении воспитанника применять наказание, так как во время резких эксцессов (например, бросание в людей чем попало, неистовые крики с плачем и без него и т. п.) ребенок находится в полубессознательном, а потому и безответственном состоянии-человек в аффекте невменяем. Разыгравшийся аффект уже не дает возможности собой овладеть, поэтому следует оградить самого возбужденного и окружающих от него. Один какой-нибудь момент может иметь решающее значение для всей будущей жизни ребенка или юноши.

          С длительным приступом возбуждения борются изоляцией (но без запирания на замок) с постельным режимом на несколько часов или дней. Само собой разумеется, что при этом не должно быть недостатка в наблюдении. Сделайте вид, что вы смотрите на него как на больного, – ставьте градусник, давайте индифферентное лекарство и т. п.

          Детей-истериков в момент сильного возбуждения гораздо действеннее не замечать, игнорировать, но ни в коем случае не оставлять без надзора, так как некоторые из них с таким болезненным стремлением обращать на себя внимание склонны к попыткам самоубийства. Наказывать их также небезопасно, потому что это может повести за собой значительные неприятные осложнения – появление у них психической немоты, параличей и т. п.

          Профессор Н. Н. Тарасевич, руководитель одесского врачебно-педагогического кабинета, со своей стороны, весьма рекомендует ко всем описанным приемам добавлять метод бесед. После того как ребенок уже успокоился, благодаря его изоляции и принятым лечебным процедурам, он становится более доступным для контакта с педагогом, для которого раскрываются новые возможности влияния на нервнобольного или психопатичного ребенка. В этих условиях педагогу путем простой и доброжелательной беседы легче и проще интимно подойти к ребенку и глубже понять его поведение. Для метода этих бесед, по мнению Тарасовича, нельзя указать определенные рецепты, здесь необходим большой опыт и такт со стороны педагога. Метод бесед достигает цели тогда, когда ребенок начинает видеть в лице педагога своего наиболее близкого друга и защитника во всех трудных вопросах жизни.

          Для полноты изложения этого метода нельзя умолчать о том, что бывают моменты выражения сильного аффекта со стороны не только того или другого ребенка или юноши, но также целой группы и, наконец, в редких случаях это возбуждение перебрасывается на весь коллектив данного учреждения. В подобных случаях причинами оказываются: а) недостаточное питание, хроническое недоедание; б) систематическое проявление грубого, вызывающего поведения кого-либо из нелюбимых педагогов; в) режим учреждения – недостаток движения, недостаточное пребывание на воздухе; г) однообразное, скучное, нудное провождение свободного времени, нерациональный отдых; д) дети-вожаки, терроризирующие остальных, подстрекают, разжигают своих товарищей – в результате происходит взрыв аффекта с насильственным протестом против кого-либо из педагогов, врача или члена администрации.

          К этим причинам буйного выражения аффекта, гнева, недовольства, злобы и т. п. надо присоединить еще одну, исходящую из злого умысла кого-либо из педагогического персонала. Эту причину в большинстве случаев бывает нелегко и нескоро выявить.

          Коррекция рассеянности.Рассеянность у детей, исключительных в отношении характера, обусловливается различными причинами, из которых главнейшими будут следующие:

          1) Постоянное отвлечение бесчисленными рецепциями, неустанной сменой мыслей, эмоций, желаний, беспрерывно проникающих в их мозг, что так типично, например, при патологической активности.

          2) Интенсивная сосредоточенность. Всем известны анекдоты о рассеянности Данте, Спинозы, Ньютона и многих других великих людей. Их пресловутая рассеянность в действительности есть поразительная наклонность сосредоточения на одной мысли, которая, делаясь господствующей, выключает из сознания все остальное В детском и юношеском возрасте нередко подобного рода рассеянность бывает тогда, когда имеется налицо сильное увлечение общественной работой, математикой, литературой, искусством, музыкой, спортом, а также при запойном чтении и т. п. При навязчивом состоянии глубокая сосредоточенность ведет к резко выраженной рассеянности так же, как и при больших неприятностях и сильных психических конфликтах.

          3) Переживание страхов также служит причиной невозможности сосредоточиться на нужном занятии, работе.

          4) Следующей основной причиной рассеянности являются неврои психопатии, в частности сексуальные ненормальности.

          5) Наконец, укажем на физические заболевания, недомогания и слабость.

          В каждом отдельном случае приходится разбираться в этиологических (причинных) моментах и на них строить план коррекции ненормальной рассеянности. В первом случае задача коррекции сведется к концентрированию поведения ребенка. Во втором случае это будет уменьшение навязчивости путем постепенного привития других интересов. Устранение страхов следует проводить приемами, описанными в разделе коррекции страхов. В остальных случаях оздоровление нервной системы и организма вообще-соответствующими приемами.

          Невропатолог Карл Потоцкий (Carl Pototzky) (СНОСКА: См.: Pototzky С. Konzentrationsgyrnnastik fur zerstreute und nervose Kinder. – Leipzig: Thieme, 1926.-80 S.) разработал для рассеянных детей особую концентрационную гимнастику. С целью коррекции рассеянности им подобрано 34 специальных упражнения. Особое значение придает он, во-первых, точности выполнения этих движений, вследствие чего они осуществляются индивидуально или маленькими, тщательно подобранными группами; и, во-вторых, так называемому «логическому воссозданию», которое он ищет не только в одной гимнастике, но и в общем лечебно-педагогическом распорядке дня детей. Анализируя и оценивая этот метод, мы заметим, что Потоцкий недостаточно разобрался в этиологическом моменте детской рассеянности и предложил свой метод огульно для разных ее видов.

          Коррекция застенчивости.Немецкий психиатр Фридрих Шольц образно определяет застенчивость так: «...в то время как страх смотрит в будущее, а печаль обращает свои взоры в прошлое-застенчивость есть мучительное ощущение каждого текущего момента, такое же частое у детей, как и у взрослых» (СНОСКА: Шольц Ф. Недостатки характера в детском возрасте. – СПб., 1914.-С. 33.). Застенчивость составляет недостаток характера тогда, когда она проявляется у ребенка не случайно, а постоянно и всюду, с кем бы ни приходилось ему сталкиваться. Застенчивость-это тяжелое психическое состояние, которое может влиять на наше мышление, задерживая, расстраивая его ход, может действовать вопреки желаниям на чувства (эмоции) и, наконец, вызывать у нас неловкие, вынужденные, лишние движения руками, ногами, головой и т. п. Каждому приходилось испытывать чувство застенчивости в разных случаях и особенно сильно, когда приходилось говорить с человеком, которого любишь и уважаешь; или с весьма импонирующим тебе своим умом, талантом, широкой известностью; или лицом, обладающим властью: мысли путаются, язык заплетается, говоришь не то, что хотел и о чем думал, чувства тупеют, движения неловки... Эти простые народные выражения ярко вырисовывают состояние смущения.

          Французский исследователь Анри Дюга установил три вида застенчивости: умственную, волевую и эмоциональную. «У одних застенчивых людей замечаются признаки абулии(СНОСКА: Абулия (греч. abulia)-вялость, отсутствие инициативы, слабость воли.), у других-симптомы истерии. Одного смущение приводит в состояние оцепенения, другой приходит в состояние возбуждения и ярости. Иные под влиянием застенчивости начинают говорить много и громко. Но многословие и тревожные жесты выдают их смущение'(СНОСКА: Дюга А. Застенчивость и ее лечение/Пер, с фр. – СПб., [б., г.].-С. 5.). Подобно двигательной волевой застенчивости существует застенчивость разума, обычно кажущаяся окружающим тупостью. Застенчивость отличается от страха тем, что «страх вызывают у нас предметы, известные представления, понятия (страх перед опасностью, смертью), застенчивость могут вызвать только люди'(СНОСКА: Там же. – С. 3.). Другая характерная особенность застенчивости – «сознавать свою бестолковость в движениях, чувствах и воле, страдать от этого сознания'(СНОСКА: Там же,-С, 11.).

          У детей застенчивость проявляется в смущении, робости, неловкости и какой-то кажущейся глупости; она бывает у них в присутствии взрослых людей, им незнакомых, но также и при детях, но более старшего возраста. В некоторых случаях она есть один из симптомов психастении.

          Задача коррекции застенчивости состоит в том, чтобы тренировать застенчивого ребенка в общении с людьми. С этой целью мы создаем целую систему поручений: ребенку поручается передать какую-нибудь вещь малознакомому лицу; далее ему предлагается сказать тому же лицу что-либо на словах, что для него является сложнее первого поручения. Подобные поручения постепенно и систематически усложняются в пределах своего дома или учреждения, а затем и вне его; ребенок начинает ходить в близлежащие магазины, почтовые отделения и т. п. Мягко проводимая система поручений осторожно, нефорсированно дает очень хорошие результаты. Бранью же, суровыми упреками, холодной строгостью, указывал Ф. Шольц, мы только еще более усилим боязливую напряженность бедного застенчивого ребенка; сначала мы должны стараться приобрести доверие робкого, смущающегося ребенка: тогда для нас откроется и его сердце.

          Коррекция навязчивых мыслей и действий.При коррективном воспитании детей с этим недостатком характера необходима тактика твердого, уверенного и в то же время бережного отношения. Вследствие того, что речь идет о неустойчивых и чрезмерно впечатлительных детях (при этом с нормальным или более высоким интеллектом), то приходится считаться с сильным недоверием, большим критическим отношением ребенка к педагогу, врачу и тем более к родителям. Ребенок должен прежде всего почувствовать, что его понимают, что в его странностях видят невозможность поступить иначе, что он не может не думать о том, что так насильственно лезет в голову.

          Касаясь сексуальности ребенка, немецкий педагог Август Хомбургер (August Homburger) советует быть чрезвычайно осторожным, так как каждое необдуманное слово может вызвать новое навязчивое представление. Необходимо взвешивать каждое слово, выражаться по возможности просто и ясно, чтобы не давать повода к сомнениям и раздумьям.

          Наш многолетний опыт подсказывает, что эти дети и подростки нуждаются в систематическом отвлечении от навязчивых мыслей путем участия в работах и занятиях, построенных индивидуально для каждого из них в соответствии с нормальными, здоровыми интересами; если эти последние находятся в зачаточном состоянии, их надо углубить или расширить; при пассивности интересов – активизировать их.

          Вольные игры на свежем воздухе, не требующие обдумывания и дающие моторный разряд внутреннему напряжению, уменьшают гнет тяжелого настроения и вызывают чувство радости. Также полезно физическое воспитание и спорт. Существенным дополнением к ним являются сильные обтирания жесткой щеткой и ванны с переменной температурой.

          Однако все указанные приемы надо применять с большой постепенностью в силу того, что энергичная коррекция навязчивости может лишь повысить страхи ребенка и тем самым усилить данный дефект. По этим же соображениям весьма осторожно надо относиться к предложениям недостаточно опытных врачей поместить ребенка в специальное учреждение.

          Метод профессора П. Г. Бельского.Бельский сконструировал весьма интересный метод индивидуального воздействия на трудного ребенка (СНОСКА: См.: Бельский П. Г. Типология этически-дефективных несовершеннолетних//Вопросы воспитания нормального и дефективного ребенка/Под ред. А. С. Грибоедова. – М.; Л., 1925.-С. 82-175;). Меры такого воздействия сформулированы им следующим образом:

          1. Дружественная эмоциональная связь воспитателя с ребенком позволяет в начале работы над собой подчиниться требуемому режиму ради близкого, любимого, чтобы доставить ему радость и тем самым и себе.

          2. Катарсис-очищение психики от предшествовавших, травматизировавших его переживаний путем «эмоциональных» бесед педагога или товарища-друга с попутным указанием на неправильную целевую установку поведения, а также избрание ребенком новых форм социально полезных установок, другими словами, сознательный отказ от прежнего поведения.

          3. Постепенный перевод эмоциональной энергии, освободившейся после катарсиса, на новые социально полезные цели на основе закона трансформации эмоций:

          а) перевод эмоции на смежную с ней, близкую по природе эмоцию, например эмоции азарта-в спорт, физического мазохизма-в психический, т. е. поэзию грусти, нарциссизма (самовыставления, самолюбования)-в драматическую работу, исполнение красивых героических ролей в спектакле и т. п.;

          б) изменение целевой установки данных эмоций (например, целесообразен перевод хаотической стихийной агрессивности в агрессивность по отношению к объективным социально враждебным феноменам), поручение ответственных должностей в самоуправлении в целях борьбы за лучшие формы общежития данного коллектива и т. п.;

          в) обращение эмоции в ее противоположность: агрессивность, садизм по отношению к людям, животным может превратиться под влиянием детского коллектива, воздействия педагогов, социальных оценок в нежную любовь, в уход за больными, слабыми товарищами, младшими детьми, животными;

          г) раскупорка интровертировавшихся эмоций (обращенных на самого себя) путем широкого социально радостного общения с окружающим коллективом, причем в тяжелых случаях вначале через общение с близким другом (взрослым или ребенком), а также с небольшой группой избранных, наиболее чутких товарищей. Это особенно важно в случаях упорного онанизма на почве автоэротизма, самовлюбленности, являющейся следствием разрыва с теми, на кого была направлена в детстве любовь (мать, отец, другие близкие).

          4. Постепенный отрыв ребенка от индивидуальной связи с педагогом и полное направление психической (любовной) энергии на коллектив. Этот отрыв, к сожалению, с трудом проводится даже лучшими педагогами вследствие субъективных переживаний (трудно отдалиться от любимого). Необходимость этого отрыва ясна ибо тесная связь с любимым препятствует направлению всей энергии на цели коллектива. Кроме того, при жизненной неудаче возможна фиксация на образе воспитателя: поиск в лице близкого спокойного убежища и отказ от борьбы. В случае невыполнения этого возможен уход в болезнь, в невроз как защитное средство от неприятных раздражителей среды (болен, не должен уже работать, нести тяготы жизни, все ухаживают, оказывают помощь, снова его «я» в центре внимания).

          Далее П. Г. Бельский добавляет, что все индивидуальные меры должны проводиться в коллективе и с коллективом воспитанников, без правильной организации которого работа не представляется возможной.

          Коррекция бродяжничества.Проблема бродяжничества и его коррекции должна интересовать педагога-дефектолога хотя бы потому, что этот дефект характера весьма распространен не только у нас, но и за рубежом. Весьма продуктивных методов воспитания характера у нормальных детей-это самовоспитание. Только самоотверженно работая над собой и для других, мы имеем успех в своей общественной жизни. Этот принцип, как показывает опыт, применим и по отношению к детям с исключительным характером, но в данном случае необходима конкретизация: воспитывать в себе нормальные черты характера и исправлять его дефект. Отсюда наш термин самокоррекция он включает в себя положительную и отрицательную стороны одного и того же акта воспитания. Естественно, что делать и то и другое в высшей степени трудно, и всякий, кому приходилось перевоспитывать невропсихопатичных детей, легко согласится со мною. Однако же это дело небезнадежно, тем более если к самокоррекции приучать ребенка с ранних лет.

          Исключительного в том или другом смысле ребенка следует приучать сознавать и понимать свои недостатки и слабости с тем, чтобы он знал и умел применять средства борьбы с ними. Эти дети нуждаются в том, чтобы у них было создано сознательное стремление к усилению своих хороших черт и к устранению ненормальных свойств характера. Очень уместно время от времени говорить ребенку: «Недостатки, которые вкоренились в тебя, будут еще долго мучить тебя и после того, как ты уже освободишься от них, – они могут проявиться в твоих детях, и тебе еще раз придется побороть их воспитанием».

          В учреждениях, изредка даже в семьях, можно поставить дело воспитания так, что дети будут заинтересованы самостоятельно бороться со своими дефектами. Вы беседуете с ребенком, убеждаете или внушаете ему, что если он будет стараться выздороветь, то он уже находится на полпути к выздоровлению. Такая тактика, согласованно проводимая всеми лицами, окружающими ребенка, может ускорить и улучшить медико-педагогическую коррекцию.

          Привожу некоторые примеры.

          Воспитателям не удается организовать послеобеденный сон, так как этому мешает один мальчик из группы. Обыкновенные меры на него не влияют. Но стоило только его самого призвать на помощь, как он согласился и добросовестно исполнил данное им обещание.

          Обычно детям не нравится, постельный режим, от которого они всячески стараются отделаться, однако можно достигнуть того, что многие из них будут сами спрашивать разрешения лечь в лазарет, как только почувствуют надобность в успокоении нервной системы.

          Некоторые повышенно аффективные дети привыкают при малейших пустяковых поводах цинично ругаться. Все наши мероприятия никак не могли отучить их от этой привычки. Как-то на детском собрании был брошен упрек, что дети «не умеют самостоятельно лечиться», и с того момента один мальчуган выработал в себе манеру – прикусывать губу в момент возникновения желания ругаться; новой привычкой он вытеснил старую.

          Ф. Шольц (Scholz) напоминает о том, что молодой Гете боролся с некоторыми своими слабостями следующим образом. Свою повышенную чувствительность к шуму он исправлял слушанием по вечерам барабанного боя; восхождением на самую высокую площадку монастырских башен или на маленькую отвесную скалу он корригировал свое головокружение. В анатомическом театре и в клиниках Гете упражнялся в том, чтобы переносить самые отвратительные зрелища, со страхом же боролся он путем ночных посещений пустынных местностей, церквей и кладбищ.

          Специально педагогические методыКоррекция тиков.Особого внимания требуют появляющиеся уже в раннем возрасте у исключительных детей движения, которые происходят против их воли. Еще у младенцев можно наблюдать игру пальцами, своеобразные гримасы, позже также моргание и дрожание век. У детей старше наблюдается особое нервное подергивание; наиболее известная форма его-подергивание лица, т. е. гримасы (моргание, фырканье, подергивание уха);

          далее подергивание плеча или руки; особенное топанье ногой; издавание одного и того же странного звука; раскачивание из стороны в сторону с одновременным вскрикиванием. Иногда можно установить, что эти особые формы тика наследованы, потому что отец и мать в детстве отличались такими же тиками. Ипсация (онанизм) в раннем возрасте может также возникнуть как тикоподобная привычка.

          Кроме болезненных тиков, вызванных мозговым раздражителем, бывают еще и привычные тики, которые могут проявляться и у нормальных детей в виде шалостей и дурных привычек (ковыряние в носу, обгрызание ногтей, сдирание прыщиков или малейших шероховатостей кожи и т. п.).

          Специальная гимнастика является очень хорошим способом коррекции тиков, так как она учит приобретать власть над телом и движениями. Эта гимнастика, являясь одним из психомоторных способов коррекции, состоит из простых упражнений и имеет целью путем соответствующих гимнастических движений снова овладеть двигательными импульсами. При этом необходимо иметь в виду, что задерживающая мышечная гимнастика направлена на остановку тика с помощью тренировки в неподвижности мускулов, охваченных тиком. Хорошие результаты дает также тренировка в размеренных по команде движениях мышц, пораженных тиком. Для усиления лечебного эффекта оба вида гимнастики следует проделывать, во-первых, под контролем зеркала, с чем дети очень скоро осваиваются и должным образом оценивают это преимущество, и, во-вторых, в присутствии врача или педагога-дефектолога не менее 4-6 раз в неделю, так как более длительные промежутки ослабляют успех.

          «Но так как при этом делаются,-писал детский психопатолог профессор В. Штромайер,-самые простые упражнения-поднимание и опускание, сгибание и разгибание, повороты, вдохи и выдохи и т. д., некоторые родители могли бы проводить эти упражнения дома. У детей с нормальным интеллектом можно добиться прекрасных результатов, если им дать указания всегда активно противопоставлять движениям тика антагонистические движения. Если ребенок дергает головой налево, то его учат – сейчас же, после каждого такого подергивания, – медленно поворачивать голову направо. Если тик его заключается в том, что он царапает или ковыряет нос, то его заставляют как можно сильнее вытягивать руки в тот момент, когда он царапает в носу или же когда он ловит себя на желании сделать это. Кто раз усвоил простой смысл и прямое влияние этой задерживающей коррекции, тот сам легко найдет соответствующие движения» (СНОСКА: Штромайер В. Психопатология детского возраста: Лекции для врачей и педагогов/Под ред. и с предисл. проф. А. С, Грибоедова-М., 1926.-С. 66.).

          Наставлениями, наказаниями и попытками стыдить почти ничего не достигается, раз уже тик до некоторой степени укоренился. Из чисто врачебных способов в старшем возрасте иногда отлично помогают психотерапия, электротерапия. Надо во всяком случае помнить, что наследственный тик поддается педагогической и медицинской коррекции, как и приобретенная привычка.

          Коррекция детской скороспелости.Раннее созревание свойственно преимущественно единственным детям, то есть которые растут и воспитываются в семье без братьев и сестер. Последыши у пожилых родителей и единственные сыновья среди дочерей также о


--
«Логопед» на основе открытых источников
Напишите нам
Главная (1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11)


[Комментировать]